?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry

Выкса. Так откуда же? Имеющаяся версия возникновения названия моего родного города меня не совсем устраивает. Думаю, что не устроит и вас. По официальной, неоднократно повторенной информации, название Выкса трансформировалось из названия речки, на которой Баташевы возвели свой первый, в этой округе, завод. Местные краеведческие источники предлагают нам несколько вариантов первоначального звучания названия, которое с течением времени трансформировалось в Выксу. Это: Выксунь, Выксунка, Выксуны большой и малый и т.п. Одновременно нам объясняют, что слово это имеет финно-угорские корни и переводится как «поток». А дальше? Финно- угорская группа насчитывает около тридцати народностей. Финны, эстонцы, вепсы, ливы, водь, мордва, мокшане, эрдзяне, марийцы и т.д. Этот мир очень разнообразен. Его представители живут на огромной территории от Венгрии до Западной Сибири. Где копать?  А есть племена исчезнувшие, растворившиеся в других славянских племенах. Вот нас и должна интересовать такая народность.
В начале- середине I-го тысячелетия нашей эры в междуречье Оки и Волги сформировались племена мери, мари, мокшан, муромы и эрзян.       Ме́ря, меря́не — древнее финно-угорское племя, проживавшее на территории современных Владимирской, Ярославской, Ивановской, восточной части Московской, восточной части Тверской, части Вологодской и западной части Костромской областей России. Жили они и на территории Выксунского района. Почему такой вывод? А по оставшимся от них названиям и наименованиям местечек и речек.       В своем труде «Меряне и их быт по курганным раскопкам» А.С. Уваров пишет: «…после названий, отличающихся созвучием с названием Мери, перейдем к таким названиям, которые не имеют славянского корня и поражают нас совершенно чуждыми звуками. Этих названий много сохранилось на всем пространстве Мерянских населений.»
выксаназв1.JPG
Итак, меря.  После них нам остались только названия. Топонимы и гидронимы. Первое историческое упоминание о мере находим у готского историка Иордана жившего в VI веке нашей эры, где меряне, Merens, "мерян" упоминаются среди племен, плативших дань готскому королю Германариху, и, что несомненно, свидетельствует о существовании в это время мери как отдельного финно-угорского племени. Следующие упоминания о мере относятся уже к IX-Х векам и появляются в древнерусском историческом источнике - "Ипатьевской летописи", где о ней сказано как о союзнике восточных славян - в связи с собиранием дани варягами с древнерусских и соседних с ними племён в 859 году, по поводу походов Олега на Киев 882 году и на Царьград в 907 году, в которых наряду с варягами и восточными славянами принимала участие и меря. В другом древнерусском летописном источнике о мере говорится как об особом этносе со своим языком, выделяемом на фоне других финно-угорских племён, известных в XI веке восточным славянам: "... а на Ростовьском озеръ Meря, а на Клещынъ озеръ Меря же; а по Оцъ ръцъ, гдъ потече в Волгу же, Мурома языкъ свой, и Черемиси свой языкъ, Морьдва свой языкъ...".
Получается так, что мурома, близкие родственники мордвы, отделившись от прародителей, расселились на краю мерянской территории. Ареал расселения мерян был настолько велик, что для обоих участников процесса это произошло совершенно безболезненно. Датировка упоминаний сведений об этих народностях позволяет утверждать, что долгое время в наших краях они проживали совместно на одних землях. Достоверные сведения  советской исторической и археологической науки полностью подтверждают мысль о мирном проникновении муромы, а затем и славян на мерянские земли, высказанную еще В.О.Ключевским: "Происходило заселение, а не завоевание или вытеснение туземцев". Это было связано как с редкостью мерянского населения, позволявшей славянам занимать многочисленные пустовавшие земли, так и с различием в занятиях мерян (преимущественно скотоводов, охотников и рыбаков) и славян ( преимущественно земледельцев). Обе группы населения в низших и средних слоях как бы дополняли друг друга, постепенно срастаясь в единое социально-экономическое целое. Видимо, такое же срастание происходило позднее и в социальных верхах Владимиро-Суздальской Руси: мерянская знать сближалась со славяно-русской, образуя вместе с ней господствующие слои княжества.  В результате ассимиляции часть мерян стала муромой, часть ушла в другие земли, не захотев принять христианскую веру.   А нам из их языка остались местности, реки и речки которым они дали имена. В близлежащих землях среди обширного списка названий рек мы находим знакомые Суводь, Верья, Велетма, Теша, Колпь, Унжа.
   Далее Уваров пишет: « Многие из этих названий как вод, так и селений повторяются в самых отдаленных между собою местностях, доказывая этим не только свое этимологическое единство или сродство, но также и единство происхождения первых обитателей этих стран. Только один и тот же народ мог, раскинув свои селения на  обширном пространстве повторять те же имена, или давать названия одинакового этимологического происхождения.»
  Мерянским словом для обозначения речки было «унгур», родственное марийскому «энггер» («речка»). «Серия», иллюстрирующая вымершее слово, просто великолепна: река Ункор в Богородском районе, утратившая один звук речка Унор в Выксунском районе, Ункар на Рязанщине, речка Ункура на границе Рязанской и Владимирской областей.
 Вне серий остаются мерянские названия речек Кокши в Выксунском районе (есть аналог в Рязанской области, обозначает «сухая»), Кузомы в Павловском районе («еловая»), Кундолы в Варнавинском районе («туманная»), Нюжмы в Борском районе («крапивная»), Серги в Ковернинском районе («плотвичная»), Шорды либо Шормы в Сокольском районе (обозначает «лосиная»). А названия  двух речек- кулебакской Мересь и выксунской Мяри истолковываются как «принадлежащие мере».
Ну а что же с Выксой?   Известно, что этимология топонима определяется географическими условиями. Возьмем, к примеру, гидроним Векса . Все четыре великих озера Мерянской земли, а именно ярославские  Неро и Плещеево и костромские Галичское и Чухломское, имеют вытекающие из них реки под этим названием. Это мерянское слово обозначает «сток из озера», речка  «уводящая воду» из озера. Добавлю, что река Вуокса вытекает из озера Сайма в Финляндии, что так же подтверждает изложенную версию о происхождении этого названия. В некоторых местностях нашей необъятной это слово произносится как Виокса, Вокса, Вокша.
Конечно, справедливости ради нельзя не отметить следующее. В газете Нижегородский рабочий, № 28 от 17.02.09 г. неожиданно всплыл такой факт. Автор, опираясь на то, что названия мерянских озер обычно оканчиваются на –яхр, привел интересную серию. Речки, подмосковная Яхрома, костромская Яхренка, вологодская Яхреньга, владимирские Яхринка и Яхруша. Яхра в Городецком районе. Неожиданно это заканчивается выводом, что «смысл у всех них один и тот же- «река, вытекающая из озера». Смелое заявление несколько расходится с современным исследованиям мерянского языка. Читайте словари и материалы сайта Мерьямаа. Тем не менее, мы видим, что мерянское наследие является объектом пристального внимания исследователей-историков. Их работы обеспечивают нас большим объемом материалов для расширения кругозора.
Вернемся в наши земли. Итак, отметаем все Выксунки и Выксуны. Все эти названия вторичны. Речка Выкса. В X, XI веках нашей эры или ранее, проживавшие где-то рядом с нашей речкой люди из племя меря дали ей название. Учитывая ширину и длину речки, не остаться безымянной, как  множество других, позволило дальнейшее очень близкое сосуществование этого водного потока и людей. Славяне, заселившие эту местность не стали ничего менять. Их поколения, одно за другим, продолжали называть речку Выксой.
Так из какого же озера «уводила воду» наша речка. Смотрим карту. Озеро имеется. Достаточно большое. Только, по истечению веков, оно сильно изменилось, края его превратились в болото.  А речка на месте. Никуда не исчезала. Захламлена, правда, жутко и летом пересыхает.  Ну, соответственно, и таблички о том, что это наша самая, что ни есть историческая речка, тоже отсутствуют. А надо бы.
выксаназв4.JPG
Заселив земли, приняв и «ославянив» кучу местных гидронимов и топонимов язык стал развиваться по схеме народности, превалирующей на местности. И не зря я так с Выксунками, Выксунами и прочими образованиями. В поисках истины обратился я в родную 12 школу к заместителю директора по учебной работе Бушаевой М.А., курирующей преподавание русского языка и литературы. Вместе с ней достучались до Нижегородского института развития образования. И вот что получили.
Если рассмотреть морфемный анализ слов Выксунь, Выксун, то видно, что данное слово образовано с помощью суффикса –унь(-ун), который присоединяется к основе слова Выкса. Способ словообразования- суффиксальный.
Учитывая ступенчатый характер русского словообразования, когда различные части слов присоединяются к производящей основе (корню) в строгой последовательности, мы можем с убедительностью сказать, что основа слова Выкса является производящей, то есть слова Выксунь, Выксун образованы от исходного существительного Выкса. Данную словообразовательную цепочку подтвердила нам Дербенцева Л.В., доцент кафедры словесности  и культурологи ГБОУ ДПО НИРО, кандидат педагогических наук. Я думаю, что предмет спора «что первично, что вторично» исчерпан.
 Теперь необходимо разобраться с планом, сочиненным шихтмейстером Георгием Гофманом. Это один из первых картографических документов, относящихся к нашей местности. Автор- немец, специалист от бергколлегии, в 1764 году, для Баташевых обследовал местность и вынес заключение о возможности постройки заводов. Составил план. Уточняю: план, а не карту, который демонстрируется нам в местном музее и других местах, относящихся к краеведению. На основании его и был издан 26 августа 1765 года Указ, разрешающий строительство в «наречие Выксуне месту». Судя по пояснительной записке с русским языком у Гофмана было не все так просто. Тем не менее, на плане указаны три речки. Основная- Выксунъ, и два ее притока: Березовка и поперечный Выксунъ. Кстати, с языком-то плоховато, но план сработан, по-немецки, достаточно точно, в плане расположения обьектов.
выксаназв2.JPG
  Речка Березовка. Наличие этой речки подтверждено картой межевания Ардатовского уезда 1778-1798 годов. Далее, с возрастом, она переходит в разряд безымянных, но изображение ее на плане Гофмана и других картах почти совпадают и сомневаться, что это разные речки, не приходится. Эта та самая, на которой позднее построили Варнавинский пруд. Позднее была она убита сельхозтехникой и другими конторами и постройками. Остатки ее и сейчас еле-еле текут в Верхний, вымывая из Варнавинского пруда всю гадость, накопленную там десятилетиями от отходов деятельности сельхозпредприятия.
Поперечный Выксун впоследствии стал Сержантовкой. А вот еще одну речку Гофман, почему-то, рисовать не счел нужным. Ту, которая должна была расположиться между Березовкой и Поперечным Выксуном. И называется эта речка- Выкса. Появляется она на топографической карте Менде А.И., составленной в период с 1849 по 1866 год.
выксаназв3.JPG
Не она, конечно, а ее изображение. Сама речка возрастом равна всем остальным, выведенным на плане нашим немцем. А вот карта Менде, одна из первых в Российской картографии выполнена на основании полуинструментальных съемок и поэтому самая точная на тот момент. В основу ее был положен План Генерального Межевания.  На этой же карте появляется и речка Ягодная, визуально впадающая в Сержантовку, то есть в Поперечный Выксун. Почему визуально? Не сможем мы в XXI веке точно оценить силу потоков всех четырех речек два с половиной века назад и расставить приоритеты: где основное русло, а где приток. Три речки сходятся в одну в районе современного Ризадеевского поселка. Выкса, Сержантовка (бывший Поперечный Выксун) и Ягодная.
Сей усеченный план Гофмана и наделал для нашей последующей истории фокусов. Пропавшие речки Выкса и Ягодная. Из имеющихся названий кто-то прочитал вместо твердого знака в конце- мягкий. Вот и получилась Выксунь. А что? Тоже красиво. Город Выксунь. Дальше-больше. Из Выксуни в Выксунку. Один вопрос. Почему, все-таки, населенный пункт не остался селом Выксуном, деревней Выксунью?
А вот здесь мы с вами приоткрываем еще одну интересную дверку. Позвольте вас известить, что до составления карты Менде никакой Выксы не было. Как? А вот так. Не пугайтесь. Не было, на имеющихся, достаточно обильных, картографических источниках. Населенный пункт с названием Выкса до 1850-60 годов вы не найдете. Липня, Туртапка, Шиморское, Решное, Верья, Вежонка и т.д. Это все есть. А вот Выксы либо нет совсем, либо место это именуется как «выксунский железный завод». И только в середине девятнадцатого века на карте появляется село Выкса, благодаря трудам команды А.И.Менде. Ну а сам населенный пункт из слободы при заводе вырос в село, из-за развития производства, обраставшего жильем мастеровых и прочих.
 И опять мы с вами натыкаемся на вопрос: почему село наименовали Выксой? Ведь как видим из текста выше, варианты были. Тем не менее совпало. Речка, о которой умолчал на своем плане Гофман, проявилась- таки и дала название населенному пункту, который в настоящее время является городом.
Если посмотреть на систему возникновения наименований  в нашем округе, то обнаруживаем, что большей частью названиями населенных пунктов послужили речки, на которых они и располагаются. Велетьма. Верья. Мотмос. Виля. Сноведь. Унор. Так где же села и деревеньки Велетьмун, Верьюн, Мотмосюн и Малый Вилюн?  Нет. Все имена пришли к нам в чистом виде, не смотря на имеющиеся притоки со своими именами у вышеперечисленных речек.
Ну и что в сухом остатке?  Меряне нарекли речку Выксой. Тут же и земли вдоль нее стали именоваться соответственно. И притоки, кроме как Выксунами Большим, Малым и Поперечным уже и назвать-то неудобно и неграмотно. Возник, отжил свои несколько сот  лет и канул в лету на выксунской земле у речки Выксы монастырь Пречистой Рязанской Божьей матери. А села и деревни на дорогах, вдоль Оки и чуть глубже от нее остались. Некоторые из них, видимо, и появились раньше монастыря. Для народа, проживающего в  этих поселениях, речка Выкса своего названия не меняла. Наступившая металлургическая эпоха сознание местного населения в отношении окружающих географических названий, да и их сами, менять не собиралась. Зачем? По грибы, на охоту или за какой другой надобностью людишки шли на Выксу. Да и за семьдесят лет до появления карты Менде Баташевы, заводские и другие приказчики, углежоги, рудокопы и прочий народ ехал не на «выксунский железный завод», согласно официальному наименованию, а на Выксу. Почитайте документы, переписку и прочее. Название речки, давшее название местности, заметьте, можно сказать народное, плотно сопровождало все исторические катаклизмы нашей земли до официального водворения на топографическую карту.
Для чего этот текст? А для сглаживания некоторых неровностей в истории родного города и заполнения пустот. Получилось ли? Судить вам.
                                                                                                                                                                В.Королев