?

Log in

No account? Create an account
    Прошло около девяноста лет. Вы думаете что-то изменилось?
   Из интервью Г.К. Никулиной (взято из открытых источников), бывшего руководителя уничтоженного в 2006-2007 году в пользу музея истории завода, Выксунского краеведческого музея:
Г.К. Никулина: «В рамках подготовки к празднованию (неправильного- от автора) 250-летнего юбилея завода была разработана большая программа по благоустройству города, в том числе и капитальный ремонт Баташевского дома.
    В августе 2006 года музей был закрыт, экспонаты вывезены. Часть их находилась во Дворце культуры металлургов. Там была развернута постоянно действующая выставка "Выксунские заводы в XVIII-XIX вв.".
…В августе 2006 года музей выселили из Баташевского дома. Торопились, будто начиналось извержение вулкана. Нагнали машин и людей (детей) из ПТУ и техникума. Я вопила, кричала, всем звонила, что нельзя так обращаться с экспонатами, нужно тщательней упаковывать все. Но разве кто слушал. Город с заводом отношения не хотел портить. Ведь завод кормил весь город (налоги).
    Руководитель проекта Анжелика Сергеевна Панина (проект подготовки к 250-летию завода, в рамках которого предусматривался капитальный ремонт Баташевского дома) торопила быстрей освобождать помещения, потому что турецкая компания "Гама", с которой был заключен договор на ремонт, выставляет за каждый день простоя неустойку.
    Как над бедными экспонатами издевались...Самые ценные сложили в двух комнатах Дворца культуры им. И.И. Лепсе на втором этаже. Одна комната на первом этаже была полностью забита, ни к чему не подступиться. Часть экспонатов была сложена на 277-м складе на территории завода, в АКК 3-го трубного цеха (ТЭСЦ № 3). Бревна избы, мебель, деревянные бра и люстры из дома, огромные панно сложены на складе мебельного цеха. Мебель из кабинета Сухово-Кобылина сначала была на заводе, в подвале ремонтно-строительного цеха, где не было обеспечено необходимых условий хранения, затем в подвале Дворца культуры. Конечно, в таком виде в экспозиции она не нужна, так же как и все макеты и модели. Весной 2007 года на втором этаже Дворца им И.И.Лепсе также начали капитальный ремонт. Музей - хоть на улицу. Я побежала к начальнику управления культуры, решили перевезти основную часть в Дом книги в холл на первом этаже (там холодно, сыро, все время подтекала канализация). Бедные экспонаты в коробках - сколько раз их с места на место перетаскивали.
Здесь музей был ровно год - с марта 2007 по март 2008 года. Сюда еще ходили экскурсии - все-таки сделали мы маленькую экспозицию по основанию заводов. Совместно с библиотекой проводились мероприятия в читальном зале.Весной 2008 года музей перенесли во дворец.
     Главный парадокс в том, что после того, как вывезли музей, через две недели выяснилось, что у турок нет лицензии на внутренние работы. Они сделали фасад. А внутри поковыряли - это называется реставрация. Вы все это видели весной. В таком же виде и сейчас. Отопления нет третью зиму. Только времянки, и то не везде. А недавно случилось еще более парадоксальное: директор усадебно-промышленного комплекса "Дом Баташевых-Шепелевых" А.С. Панина в августе сократила Ольгу Николаевну Громову - единственного оставшегося музейщика. Громова работала в музее с 1992 года, пришла 17-летней после окончания школы. Конечно, за 18 лет работы она многому научилась, почти каждый год ездила на курсы. Мало того, что Панина сама дилетант в музейном деле, так и сотрудники ее тоже далеки от этой профессии».
    Вот так все происходило несколько лет назад. На мой взгляд- идеальные условия для разбазаривания музейного имущества. Зачистили даже сотрудников знавших «в лицо» всю коллекцию краеведческого музея. Кстати, имущество это являлось, да и сейчас является муниципальной собственностью. То есть нашей с вами.
      Каких- либо решений о передаче коллекции Выксунского краеведческого музея в собственность новых хозяев завода городскими властями, действующими в наших интересах, нет. Да и быть не может. Здание музея- да, его передали на баланс завода, с единственной целью- снижение финансовой нагрузки на местный бюджет. Логичное решение, учитывая порядочность и патриотизм представителей договаривающихся сторон. (Решение 255 от 28.05.1985 исполнительного комитета Выксунского городского совета народных депутатов) В связи с этим дополнительный вопрос. Почему городские власти отказываются получать деньги за аренду, прокат, использование (назовите как хотите) своего имущества? Т.е огромной коллекции краеведческого музея. По-моему тут как раз есть чем заняться сотрудникам прокуратуры. 
     За десяток лет до этого… Никулина Г.К.: «Работая во дворце (им.Лепсе. г.Выкса), я обратила внимание, что в кружковых комнатах есть старинные картины. Стала расспрашивать, как они там оказались. Старенький художник Аркадий Иванович Заонегин рассказал, что при открытии Дворца культуры 1 мая 1929 года из баташевского дома (с 1924 года - уездисполком) дворцу были переданы картины, старинная мебель для украшения нового Дворца труда. Мебель не сохранилась совсем, не все сохранились и картины. Во время войны во Дворце располагался госпиталь № 2838 (до 1947 года). Некоторые картины пропали. Кроме того, в 1964 году на втором этаже дворца был пожар, в огне погибли многие ценные картины. Когда я узнала об этом, то решила спасти хотя бы оставшиеся:                                                                                                       
Мурильо. Мальчики, играющие в кости. Середина XVII века.
Теодоро Мартеллани. Венеция. Середина XVII века.
Неизвестный немецкий художник. Розы. Середина XIX века.
Неизвестный немецкий художник. Горный пейзаж. Середина XIX века.
Павел Сведомский. Римская цыганка. Середина XIX века.
Неизвестный немецкий художник. Олени на водопое. Середина XIX века.
Неизвестный художник. Стадо. Начало XIX века.
Несколько картин XX века.                                                                                                   
Я написала служебное письмо директору завода Александру Сергеевичу Вавилину с просьбой о передаче этих картин и двух китайских фарфоровых ваз из дворца в музей. Директор дал добро на приглашение эксперта для оценки картин. Наталья Викторовна Квач, реставратор из Горьковского художественного музея, осмотрев картины, сказала, что они нуждаются в небольшой реставрации. Картину "Стадо" отправили в Москву, в реставрационный центр им. И.Э. Грабаря, остальные реставрировала Наталья Викторовна на месте, в музее. В те годы это было еще бесплатно». Итак. Выксунский краеведческий музей владел полотном всемирно известного мастера XVII века? По крайней мере, это никто не оспаривал. Для неосведомленных разъясняю. Бартоломе Эстебан Мурильо. Испанец. Родился в декабре 1617 года в Севилье. Умер в 1682, там же. Ведущий испанский живописец «золотого века», глава севильской школы. Великий Мурильо. Все его работы наперечет. Представляете, сколько стоит любая из них? Что же дальше?
    Закончена «реставрация». Открыты залы с экспозициями Выксунского усадебно-промышленного комплекса. По новомодному создан сайт.  И вот тут начинаются чудеса. Картина великого Мурильо «Два мальчика, играющие в кости»(148х114) середины XVII века, без каких-либо объяснений, становится картиной неизвестного художника XIX века.
    Вот что нам демонстрируют в заводском музее.
(без названия)    А вот изображение работы великого испанского художника XVII века Бартоломе Эстебана Мурильо.
мурильо.jpg
   Выводы сделаете сами?
    И все-таки...
Имеем два изображения. Одно подлинное, второе- копия с первого. Неужели цель изготовления копии именно этого художественного произведения  - подмена? Причем качество копии явно не дотягивает до оригинала.  Обращаю ваше внимание на достаточно вольную работу художника при копировании. Изучите фон. На копии он гораздо светлее, с него исчезло изображение какого-то строения, имеющегося на подлиннике. Почему?
Быдло и так схавает?
       Или неизвестный рисовальщик остановил свой выбор на картине Мурильо «Два мальчика, играющие в кости» для повышения своего профессионального уровня путем копирования.
     Почему нет? Вполне возможно, что эту работу, ту, что сегодня прижилась на каких-то непонятных основаниях в заводском музее, выполнил Алексей Максимович Горностаев (1808-1862). Выксунец, родившийся в семье управляющего Баташевского завода.
    Необыкновенно талантливые рисунки, когда ему было 14 лет, попались на глаза П.П. Свиньину, гостившему у Шепелева, который и убедил его в необходимости дать мальчику художественное образование.
   В 1822 году он был отправлен на обучение в Москву к Д. Жилярди, давнему другу семьи Баташевых-Шепелевых: известно, что именно Доменико Жилярди перестраивал дворец Баташева (в Москве, на Швивой горке), данный им в приданое любимой внучке Дарьюшке, ставшей Шепелевой. В 1823 году Горностаев поступил на службу копиистом. Затем переезд в Петербург. Аттестован Академией художеств в 1834 году. В этом же году отправился в путешествие по странам Европы для завершения художественного образования. За выполненные в поездке работы ( в их числе: акварельные виды интерьеров церквей в Риме, копии работ известных европейских мастеров, проект реставрации храма Юпитера в Помпеях) Российская Академия художеств присвоила ему звание академика (1838 г.).
   Раз Европа, то как же проехать мимо старейшей Академии изобразительных искусств в Вене, созданной в 1696 году. А ведь именно там в настоящее время хранится подлинник произведения Мурильо "Два мальчика, играющие в кости".  В cостав Акалемии входит картинная галерея более чем из 250 полотен кисти известных мастеров, начиная с периода раннего Ренессанса и вплоть до восемнадцатого, начала девятнатцатого веков, таких как Босх, Кранах, Рембрант, Рубенс, Тициан, Мурильо, Гварди. Коллекция служит учебным материалом для студентов Академии. 
        Вот и получается, что никогда эта картина «Два мальчика, играющие в кости», т.е. ее подлинник в собственности Шепелевых не была, и, соответственно, в Выксунском краеведческом музее не выставлялась. Копия была изготовлена в Австрии. Из-за ограниченности во времени, Горностаев фон копии до полного совпадения с оригиналом доводить не стал. Да и нужно ли? Для того что бы найти десять отличий необходимо было съездить в Вену. Даже в таком исполнении картина подошла для представления в ряду других работ, необходимых для получения звания академика.  Или просто была продана или подарена благодетелям, оплатившим поездку.
     Кстати, скопировать это произведение мог и господин Скотти, так же повышавший свой профессиональный художественный уровень за счет семейства Шепелевых-Кутайсовых. Михаил Иванович Скотти с 1838 по 1844 год учился у итальянских мастеров, побывал в Костантинополе, короче, перемещался по Европе и мог, так же как и Горностаев оказаться в Венской академии.
    Надо бы, надо разобраться в авторстве копии. Только кому это необходимо? Мне с вами и еще нескольким упертым краеведам. Современным выксунским музейщикам и так хорошо и комфортно. Подписали картинку: «Неизвестный художник» и нет необходимости заморачиваться с экспертизами. Оно вроде бы и правда, но какая-то дурно пахнущая, если знать подноготную.
    Конспирологическая теория в отношении картины Мурильо развалилась. Вернее так: в рамках повествования о музее, я ее сам создал, сам и развалил. Да подобных зацепок в современном музее истории завода- пруд пруди. Г.К. Никулина перед тем, как начали рушить ее детище, успела-таки составить опись музейного имущества, т.е. коллекции, и передала начальнику Управления культуры администрации района. У него-то я и скопировал этот интересный документ. Иногда читаю.
   Создать эту ситуацию с необъяснимым круговоротом картин и их копий, жонглированием другими предметами коллекции, без помощи причастных к этой проблеме администрации района, собственника здания музея, взявшегося за несвойственную металлургу и экономисту очень тонкую музейную деятельность, было бы невозможно.
   Интересна, кстати, позиция руководителей ОМК. Для управления заводом ищут и собирают грамотных специалистов по всей стране, а на должность Хранителя истории- директора музея, повторно наступая на одни и те же грабли, назначают по чьей-то бездумной протекции.  Да и сама организация музейной структуры не соответствует слову Музей, а более походит на какое-то цеховое подразделение Выксунской производственной площадки, действующее в угоду руководству ОМК, как иногда востребованная для единичных акций. Ну а в промежутках: Секция йоги при прежнем директоре была. Торжественное заключение брака в интерьерах- да пожалуйста. Чего стоит «мастер-класс» проведенный во время последнего арт-оврага директором музея на тему места рождения некоторых предков А.С. Пушкина. Увидев это действо я долго крестился и повторял по старой русской традиции «Чур меня…» Лучше бы поискал орден Ленина и знамя, к которому он был приколот в 1957 году. Этим орденом наградили весь коллектив металлургического завода за ударный труд. Имея небольшой собственный музей во дворце Лепсе, сохранить эту реликвию не смогли, а за коллекцию Выксунского краеведческого музея ухватились.
    Ну и что же?  Небольшой краеведческий музей города Касимова имеет научный отдел. Муромский музей с Выксунским сравнить невозможно, не смотря на вложенные в последний миллионы. Соседи из Мурома ведут огромную научно изыскательскую работу. Раскопки. Уваровские чтения. Коллекция. За примерами ходить далеко не нужно.
    Почему у нас по другому? Прошло почти сто лет, а существование музея так и находится в режиме «трагедия». Почему я не могу вспомнить ни одной интересной современной краеведческой работы сотрудников нашего, простите, давно уже не нашего музея? А кому там этим заниматься? Издательская деятельность, популяризация краеведения, собирание достойных экспонатов... Это не о Выксунском музее. Задачи не те. Неоднократно о башне Шухова, танковой колонне, Баташевском доме. Вот и все что приходит на ум и в память и укладывается в рамки перманентной рекламной компании ОМК и ВМЗ.  Не маловато ли? Грамот, за вылизанные полы и отглаженные занавески у них на несколько килограмм больше.
                                                                                                             В.Королев
Ю.Г. Галай доктор юридических наук, кандидат исторических наук, профессор. Заведующий кафедрой административного и конституционного права Нижегородского филиала Государственного университета - Высшей школы экономики. Полковник милиции. Заслуженный работник высшей школы РФ.
Родился 11 сентября 1945 года в д. Черная Маза Лысковского района Горьковской области. Умер 2 ноября 2012 года.
В 1974 г. окончил историко-филологический факультет Горьковского государственного университета им. Н.И. Лобачевского.
Кандидатская диссертация защищена в 1980 г. в Белорусском государственном университете, научный руководитель – доктор исторических наук, профессор И.В. Оржеховский.
Докторская диссертация защищена в 1997 г. в Нижегородской академии МВД России.
Основные направления научной деятельности: правовые вопросы охраны памятников истории и культуры в дореволюционный и советский периоды, взаимоотношения дореформенной судебной системы с административно – полицейскими органами Российской империи, законодательные и практические проблемы призрения и благотворительности в дореволюционной России.
Автор более 300 опубликованных журнальных и газетных статей, 5 монографий и 10 учебников и учебных пособий.
Под научным руководством Ю.Г. Галая защищена 31 кандидатская диссертация.
Академик Академии педагогических и социальных наук.
Председатель общества «Нижегородский краевед». Председатель кураторов Городского научного общества учащихся Нижнего Новгорода.
Член редакционного совета журнала «Нижегородская старина».
Лауреат премии г. Нижнего Новгорода в области краеведения.
Хобби: библиофильство. Член организации Российских библиофилов. Член общественного редакционного совета альманаха «Библиофилы России». Передал в дар рукописному отделу Российской государственной библиотеки (Дом Пашкова) 30 рукописных книг XVI-XIX вв. (создан фонд Галая № 865), Нижегородской универсальной научной библиотеке – 200 книг с автографами писателей и ученых.
Национализированные после революции советской властью исторические и художественные ценности единому мнению, что 1920-е годы были временем расцвета советских музеев. Некоторые из них функционируют до сих пор, другие просуществовали непродолжительное время. Создание новых очагов культуры, в особенности в провинции, сталкивалось с объективными и субъективными факторами, принимавшими порой поистине трагико-детективный оттенок, результатом чего являлись распыление или частичная утрата когда-то известной коллекции или фамильного собрания предметов искусства.
Для того сложного и противоречивого для искусства времени показательной, в некоторой степени, стала судьба родового собрания художественных произведений и памятников старины выксунских промышленников Баташевых и Шепелевых .
После революции наиболее редкие живописные произведения и антикварные предметы из их имения легли в основу Выксунского музея, открытого в 1919 году. Музей стал обладателем уникальных памятников искусства и выполнял довольно солидную культурно-просветительскую роль среди местного населения. Однако его существование закончилось 10 мая 1920 года. Первопричиной тому стал пожар в главном корпусе управления завода, после чего канцелярия заводоуправления Приокского горного округа самочинно переместилась в дом основателя завода, в котором размещался музей.
Очень быстро экспозиция была свернута, а все художественно-исторические ценности складированы без надлежащей упаковки в одной из комнат обширного баташевского дома. Впоследствии представители Нижегородского музея предположили, что "при ликвидации имущество, по-видимому, было распределено по различным учреждениям и организациям Выксы, причем часть имущества, вероятно, попала в частные руки". Это произошло потому, что закрытие музея заводоуправлением произошло "без ведома и участия Губоно и музейных органов"[1].
Губмузей узнал о совершившемся факте через полгода. 14 апреля 1921 года заведующий уездным политпро-светом информировал Нижегородский отдел народного образования, что Выксунский музей "находится в хаотическом состоянии", а все его экспонаты свалены в кучу, где они пылятся и портятся. Он писал, что перенос музея в другое помещение не целесообразен. Мотивировалось это тем, что в Главном доме находится к тому же уникальный камин работы Сноведского чугуно-литейного завода, "собранный из мелких частей и прикрепленный к печке, если его разобрать, то значит совсем нарушить". Камин был когда-то оценен на Парижской выставке в 2, 5 млн рублей и "представляет собой исторический предмет". Руководитель политпросвета, учитывая данное обстоятельство, просил губотдел народного образования "сделать давление" на управление горнозаводского округа с тем, чтобы он вернул отторгнутое у музея помещение[2].
Получив такое сообщение, руководство Губмузея 20 мая сделало соответствующий запрос администрации Выксунских заводов, но не получив ответа, 15 августа направило вторичный. Со дня первого запроса прошло много времени, и руководители губернского учреждения, логично и справедливо надеялись, что "за этот долгий срок вопрос о помещении для музея урегулирован окончательно в благоприятном для музея направлении". В противном случае Губмузей "настойчивее просит администрацию завода освободить" помещение, так как бездействие музейного культурно-просветительного учреждения "должно признать явлением крайне нежелательным, тем более в районе, населенном рабочим населением". Завгубмузеем попытался воздействовать на администрацию и ссылкой на законы музееведения, по которым "сожительство музея в одном помещении с другими учреждениями ни в коем случае недопустимо, так как представляет большую опасность в пожарном отношении"[3].
Одновременно с этим Губмузей направляет в Выксу своего эмиссара по делам музеев и охране памятников искусства и старины, народного быта и природы Н.Н. Медовщикова для выяснения вопроса о помещении Выксунского музея и принятия всех мер к освобождению его от посторонних учреждений[4].
Не прошло и месяца после отношения Губмузея, его руководство получило новое тревожное известие из Выксы. Заведующий уездным политпросветом жаловался, что, невзирая на протесты Губмузея, заводоуправление потребовало даже очистить последнюю занимаемую музеем комнату и пришлось "все вещи держать в неразобранном виде и без всякой пользы для широкой публики". Кроме того, ввиду отсутствия подходящего помещения и частой смены заведующих, "некоторые вещи поломаны и даже пропали". Сообщалось, что "в настоящий момент" политуправление совместно с Рабкрином производят опись вещей. Говорилось, что "было бы желательно, если бы из Губмузея был прислан представитель для приведения музея в порядок"[5].
Для осмотра музейных экспонатов в Выксу командируется эмиссар Губмузея Я.М. Котов, которому предписывалось, "в случае надобности" вывезти некоторые из них в Музейный фонд[6]. По приезде его, 15 октября состоялось совещание представителей Выксунских уездного исполкома и уездного отдела народного образования и Союза металлистов с повесткой дня "О состоянии Выксунского музея и представлении для него помещения". Я.М. Котов проинформировал присутствовавших о состоянии уездного музея, отметив, что в нем имеются "солидные ценности для музея" как художественно-исторического характера, так и производственного, отражавшего возникновение г. Выксы и развитие горно-заводской промышленности. Представитель Союза металлистов Джезец дал согласие освободить занятое помещение, но с условием предоставления для канцелярии завода другого. Было постановлено "признать существование музея в Выксе необходимым". Местному политпросвету поручалось "принять меры к усовершенствованию" последнего[7].
После возвращения Я.М. Котова в Нижний Новгород им был составлен доклад о поездке в Выксу по организации там музея. Эмиссар писал, что по причине малочисленности служащих уездного подотдела о музее "как таковом, было совершенно забыто", как, впрочем, и уездным отделом народного образования. Непосредственный его хозяин местный политпросвет по причине малочисленности сотрудников, и к тому же часто менявшихся, не имел под собой "твердой, достаточной для строительства почвы" и потому "к воскрешению прежней деятельности музея не принималось никаких мер". Причиной тому стал и образованный Выксунский уезд, в центре которого наблюдался крайний недостаток в помещениях.
Я.М. Котов пришел в недоумение и оттого, что даже ни у отдела народного образования, ни у уездного политпросвета не оказалось ключей от музея, которые были заведующим политпросветом почему-то увезены в Москву. И ему пришлось в присутствии представителей местных культурно-образовательных учреждений проникать в помещение "при содействии местного слесаря". Детальное ознакомление с музейными ценностями не представлялось возможным по причине их общей свалки в одной комнате, и пришлось проверять экспонаты "предварительно лишь через опись". Но и этого для него стало достаточно, чтобы быть уверенным в необходимости дальнейшего восстановления музея, так как он "содержит в себе весьма много ценного" не только для Выксы, но и для губернского города. Музей был организован преимущественно из коллекций основателей завода Баташевых и его наследников. Эмиссар отмечал полотна мастеров голландской школы ХVII-ХVIII веков (около восьми полотен), несколько полотен венецианской школы, а также произведения русских художников конца ХVIII - начала ХIХ столетия. По его подсчетам, в музее имеется около 17 портретов (например, портрет Петра I во весь рост, купленный И.Р. Баташевым в Голландии за 60 000 рублей, портреты Шепелева кисти Карла Брюллова, основателя завода И.Р. Баташева, Байрона английской работы и др. ), 25 картин, одинадцать старинных икон (из них семь итальянских,), около 20 гравюр и несколько литографий, около 40 предметов старинной стильной мебели, 4 пары китайских ваз, бронза, фарфор, книги и документы из архива Баташевых. По описи числилось шесть чугунных бюстов императоров Петра Великого, Александра I и Николая I, И.Р. Баташева[8].
Чем закончилось дело, архивных сведений на этот счет нет. Но, по всей видимости, Губмузей продолжал оставаться в неведении о выксунской музейной коллекции, так как почти через два года, 15 июня 1923 года, заведующий губполитпросветом просил уездный отдел по просвещению сообщить точные данные о дальнейшей ее судьбе[9]
Из сведений Нижегородского губмузея об уездных музеях за 1924 год мы узнаем, что он ликвидирован, как, впрочем, Арзамасский, Воскресенский, Дальнеконстантиновский, Сергачский и Сормовский. К этому времени функционировали в губернии лишь пять музеев. Отмечалось, что в коллекции закрытого Выксунского музея "имеются ценные картины и камин"[10].
Во исполнение Постановления ВЦИК и СНК от 8 марта 1923 года "О регистрации памятников истории и культуры" 4 июля 1924 года президиум Нижегородского губисполкома издал Обязательное постановление, предложив всем учреждениям, организациям и частным лицам, имеющим в своем ведении и владении какие бы то ни было предметы искусства и старины, зарегистрировать таковые в Экспертной комиссии при Губмузее[11].
На это откликнулся директор Управления Приокского горного округа Данилов, которому подчинялся Выксунский завод. Он "спешной почтой" информировал экспертную комиссию при Губмузее, что в их владении имеются живописный портрет генерала Шепелева неизвестного художника первой половины ХIХ века, портрет Петра I неизвестного художника первой половины ХIХ столетия и художественного литья чугунный камин работы Сноведского завода, относившийся ко второй половине ХIХ века[12].
О судьбе музея узнали и широкие круги нижегородцев, когда в газете "Нижегородская коммуна" от 17 сентября 1924 года появилась заметка под красноречивым названием "Сохраните ценности". Ее автор, скрывшийся под инициалами "П.Ш." сообщал, что в Выксе имеются ценные старинные вещи: картины, экипажи, посуда и т.п. "Все это сложено кое-где, на частной квартире, или просто на складе". В частности, говорилось, что в главной конторе Приокского горного округа стоит массивный портрет Петра Великого "превосходной работы, на хорошем полотне". Корреспондент передавал любопытный диалог между ним и служащими, которых он спросил: "Чего портрет тут стоит?" Последовал ответ: "Он у нас тут у "дела", мы им дверь загородили, чтобы теплее было и чтобы народ зря не ходил - сторож он надежный". В уездной партийной школе, продолжал анонимный автор, "без всякой надобности" стоят вазы причудливой формы работы "едва ли не ратфоровые", в которые складывали окурки, корки хлеба, объедки от воблы. Удивленный этим, посетитель услышал и этому объяснение: "Курсанты бывало не нахвалятся вазами - очень удобно! Недели две сор можно валить, на волю не ходи за всякий раз". Одна из редкостных ваз, кажется, уже разбита, присовокуплял автор заметки.
Корреспондент заключал, что увиденное - "это может быть всего сотая или тысячная часть описана - старинных же и дорогих вещей в Выксе очень много, и их необходимо использовать". Он был уверен, что все эти вещи пойдут в Нижегородский музей. И "чем скорее это сделать, тем лучше!"
Реагируя на заметку, завгубмузеем и завгубоно направляют в адрес Выксунского уоно запрос, предлагая выяснить и сообщить, где в настоящее время находится имущество упраздненного музея, и изъять у совпартшколы и частных лиц художественные предметы, составить опись и препроводить ее в губоно. Соответствующая просьба направляется и в управление Приокского горного округа.
В январе 1925 года в Выксу командируется представитель Губмузея, на этот раз заместитель заведующего данным учреждением А.И. Иконников, в задачу которого входило выяснение вопроса о местонахождении коллекции. Губмузей до сих пор не имел никаких документов по делу ликвидации Выксунского музея. В своем отчете о командировке он сообщал, что ему пришлось заняться розыском пропавшего музея. По его заверению, в Управлении горного округа им "были получены весьма ценные сведения о ликвидации музея", в частности были указаны лица, близко знавшие дело, и среди них юрисконсульт завода Алемасов. Однако с ними встретиться не удалось "ввиду их отсутствия". А в остальном, со стороны Управления "было проявлено самое внимательное отношение". И в тоже время, противореча своим словам, А.И. Иконников заявляет, что касается розыска музейных ценностей, то им были предприняты буквально следственные действия, в результате которых в Управлении Приокского горного округа он обнаружил портрет Петра I (изображение в рост) начала ХVIII века. Это произведение как имеющее "довольно значительное художественно-историческое значение" было изъято и переправлено в Нижегородский художественный музей.
Что же касается весьма ценных китайских фарфоровых ваз ХVIII столетия, о которых сообщала когда-то "Нижегородская коммуна", то они были найдены в уездной совпартшколе. По причине неудобства сообщения с Нижним Новгородом в то время и больших размеров ваз они временно были сданы под охрану заведующему уездным отделом народного образования Макарову.
Немало художественных ценностей было обнаружено Иконниковым в клубе Горного правления. Кроме чугунных бюстов Петра I и основателя завода И.Р. Баташева, работы Сноведского завода, там находились две картины итальянских и французских живописцев ХVIII века, которые, по его мнению, "возможно после тщательного осмотра, окажутся имеющими весьма большую художественную ценность". Ввиду этого он обратился к правлению клуба о возможности передачи их в Нижегородский художественный музей, и это было решено положительно, но председатель райкома Союза металлистов сделал распоряжение о невыдаче живописных полотен.
В райкоме Союза металлистов он нашел столик с фигурными медными накладками середины ХVIII столетия. Этот предмет музейного значения упо-треблялся для прозаической канцелярской работы. На предложение о передаче его в Нижегородский музей Иконников совсем неожиданно получил категорический отказ со стороны председателя этой организации, отказавшегося в письменном виде изложить мотивы таких действий. И это несмотря на то, что в состоявшемся незадолго до этого заседании правления вопрос был решен положительно. Свой отказ председатель (к сожалению, его имя неизвестно) устно мотивировал тем, что в Выксе предполагается организовать музей. Потом, правда, не без труда удалось выяснить, что планировалось организовать не музей, а всего лишь "Рабочий дворец", где и хотели развесить картины. На заявление Иконникова о незаконности отказа в выдаче музейного имущества, состоящего в списке бывшего музея и "находящегося в условиях угрожающих сохранности его", председатель уездного исполкома предложил ему "сделать соответствующее заявление местному прокурорскому надзору". Что и было сделано. Иконников обратился с просьбой принять меры против нарушения пункта 5 Декрета ВЦИК и СНК РСФСР от 7 января 1924 года. Упомянутый пункт гласил: "Все предметы искусства и старины музейного значения и т.п., по своему положению являющиеся или имуществом бесхозным или находящиеся в чьем-либо хозяйственном использовании без предварительного на то согласия Отдела по делам музеев Главнауки Народного Комиссариата Просвещения, в случае их обнаружения должны обязательно передаваться в ведение и распоряжение такового отдела". А так как Губмузей являлся низшей структурной единицей Отдела, то выксунские власти без всяких оговорок должны были выполнить его требования.
В заявлении на имя прокурора А.И. Иконников говорил, что вещи, находящиеся в распоряжении райкома металлистов, являются музейными ценностями и "находятся в условиях вредно отражающихся на степени их сохранности (так, столик ХVIII в. употребляется как простой канцелярский стол)". Заявитель писал, что его предложение правлению клуба и председателю райкома металлистов передать вещи в Нижегородский государственный музей было отклонено. Отказ был мотивирован "предполагаемой, якобы, организацией музея в г. Выксе", а председатель райкома металлистов отказал без всяких мотивов. Невыдача ему, как представителю Отдела по делам музеев, указанных вещей противоречит существующим законоположениям. И просил принять соответствующие меры.
По наведенным справкам оказалось: райком металлистов не знал, что экспонаты стоят на учете Губмузея и якобы он воздерживался от выдачи их временно ввиду переговоров бюро уездного комитета с президиумом местного исполкома об организации в Выксе музея. Таким образом, вопрос вроде бы решался в пользу Губмузея[13].
Пока это долго и мучительно тянулось, на имя Губмузея из Москвы пришло письмо лектора Б. Чудинова, побывавшего в Выксе весной 1925 года. Он писал, что увидел там "много картин и портретов из бывшей картинной галереи Баташевых" в несвойственных для их хранения местах. Лектор с удивлением узнал, что "все эти произведения были рассеяны в 1925 году по рабочим клубам, по кабинетам и квартирам управляющих правлением Выксунских заводов". Чудинова волновал вопрос: были ли приняты Губмузеем меры к сохранению этих сокровищ, "среди которых, несомненно, имелись крупные старые мастера". Если нет, то советовал специалистам "съездить туда и, пока не поздно, произвести нужное обследование"[14].
В феврале 1926 года Губмузей обратился к Выксунскому уездному отделу народного образования (уоно) с просьбой предоставить ему все имеющиеся материалы о бывшем музее. Однако, как оказалось, уоно их не имело и, в свою очередь, посоветовал обратиться к уездному комитету ВКП(б). Тот адресовал Губмузей к уездному исполкому. Из последнего информировали, что "материалов по ликвидации и распределению имущества музея никаких нет"[15].
17 декабря 1926 года Выксунский уездный исполком обратился к помощнику губпрокурора по Выксунскому уезду с просьбой провести расследование этого дела, мотивируя это тем, что "при опросе некоторых лиц выяснить и получить сведения о ликвидации и распределении имущества бывшего музея не представилось возможным".
Дело развивалось по детективным канонам. Нижегородский музей, к которому с 1927 года перешло ведение делами охраны памятников, вынужден был обратиться даже в уголовный розыск города Выксы. В марте того же года начальник политотдела уголовного розыска Лебедев ставил в известность Нижегородский музей, что уголовный розыск не имеет даже описи пропавшей коллекции и поэтому "совершенно невозможно установить, какие именно вещи разыскивать, какие принадлежали и находились при музее г. Выксы". К тому времени они все же при помощи "некоторых лиц, интересующихся старинными вещами Баташевых", нашли две китайские с краями побитые вазы, одну японскую, пять картин (в том числе и "Сусанну", о которой речь еще пойдет), предположительно принадлежавших к бывшему музею. Одновременно начальник политотдела обращал внимание музейщиков на камин в бывшем доме Баташевых[16].
В Выксу срочно был командирован сотрудник Отдела по делам музеев и охраны памятников Д.В. Прокопьев. Он вновь обратился к металлистам с просьбой передать Нижегородскому музею находящиеся у них остатки коллекций Выксунского музея, но опять получил отказ. Музею передали лишь два бюста - Баташева и Александра I работы Сноведского завода. Причем выяснилось, что упомянутый столик мозаичной работы из канцелярии райкома металлистов куда-то исчез. И опять представитель музея вынужден был обратиться за помощью к прокурору[17]. Затерялась и картина "Сусанна". По одним сведениям, она была отослана в Москву. А по другим данным, до последнего времени находилась на квартире одного из служащих завода. Пришлось опять не только обратиться за помощью в уголовный розыск, но и в прокуратуру. Дело дошло до суда[18].
Одновременно Нижегородский музей просил Главнауку изъять картину "Сусанна", которая, представляла "большой историко-бытовой интерес" и, как оказалось, была в марте 1927 года отправлена из Выксы в подарок Государственному объединению машиностроительных заводов[19]. Изображение бывшей возлюбленной основателя завода показалось кому-то весьма подходящим для украшения одного из управленческих кабинетов.
Что касается суда, то дело в нем должно было рассматриваться в конце августа 1927 года. Тем не менее к нему не приступили и в осенние месяцы, только 7 декабря нарсуд 1-го участка Выксунского уезда выдал исполнительный лист на получение Губмузеем музейного имущества. И лишь в середине августа следующего года музей наконец-то получил давно желаемые художественно-исторические предметы. Нижегородскому музею был также передан знаменитый камин Сноведского завода и некоторые художественной работы чугунные памятники с местного кладбища. Была возвращена и "Сусанна".
Таким образом, в то время как Губмузей бился за сбережение коллекции Выксунского музея, местная администрация весьма своеобразно "несла искусство в массы". Заезжему лектору было совершенно очевидно, что сокровища барских коллекций, если придерживаться подобным "рецептам", могли исчезнуть бесследно и остаться навсегда утерянными для будущих поколений.
Но как уже говорилось, музейным работникам удалось спасти наиболее важные части из коллекции бывшего Выксунского музея. Так закончилась эта длившаяся почти десятилетие эпопея с коллекцией Выксунского музея. Она еще раз показала, в каких условиях приходилось работать Губмузею по спасению памятников искусства.
Примечания
1 Центральный архив Нижегородской области (ЦАНО). Ф.1684. Оп. 1. Д. 89. Л. 121.
2 Там же. Д. 42. Л. 3.
3 Там же. Д. 34. Л. 117-117 об.
4 Там же. Д. 42. Л. 6.
5 Там же. Л. 4-4 об.
6 Там же. Д. 42. Л. 4-4 об., 5-6.
7 Там же. Л. 9.
8 Там же. Д. 30. Л. 4-5; Д. 31. Л. 4-8.
9 Там же. Д. 53. Л. 62.
10 Там же. Д. 67. Л. 13.
11 Нижегородская коммуна. 1924. 13 июля.
12 ЦАНО. Ф. 1684. Оп. 1. Д. 66. Л. 90-90 об.
13 Там же. Д. 66. Л. 84-85.
14 Там же. Д. 89. Л. 123.
15 Там же. Д. 66. Л. 16,19.
16 Там же. Д. 89. Л. 111 об.
17 Там же. Л. 110, 118.
18 Там же. Д. 115. Л. 26.
19 Там же. Д. 114. Л. 32; Д. 89. Л. 121 об.
IMG_20180731_190449.jpg
       Попала ко мне в руки, благодаря хорошему человеку, книга. Лев Жданов «Грозное время». Книжка из серии «Исторический роман» переиздана в 1991 году. Впервые увидела свет в начале прошлого века. В то время «Лев Жданов был одним из самых популярных исторических беллетристов. Его произведения, вошедшие в эту книгу,- роман хроника «Грозное время» и повесть «Наследие Грозного» - посвящены самым кровавым страницам русской истории- последним годам царствования Ивана Грозного и скорбной судьбе царевича Димитрия.» Так написано в предисловии к книге.
  Ну, а нам, жителям Выксы, чем эта книга может быть интересна, кроме описываемых исторических событий? Об этом чуть позже. Дайте подержать интригу. Сначала об авторе и почти ругательном слове беллетристика.
 Лев Жданов. Он же Лев Григорьевич Гельман (1854-1951 гг). Автор тридцатиодноготомного собрания прозы, многочисленных журнальных публикаций. Как пишут о нем исследователи его творчества, «автор старался быть верным исторической правде- и не только как сам ее понимал, но и следуя за крупнейшими историками, такими как С.М.Соловьев и Н.И.Костомаров».  Это к вопросу о том, следует ли доверять историческим фактам из его художественных произведений. Уверен, что да. Его «изящная словесность», как переводится «беллетристика» с французского, основана на исторических исследованиях вышеуказанных мэтров.
  Ну и … В повести «Наследие Грозного» на странице 301 в конце первого абзаца читаем: «На Выксе в дальней пустыни заточили вдову Иоанна-царя». Не на речке Выксине и в Николо-Выксинской обители, что имела место быть примерно в то же время на Череповецкой земле, а именно на Выксе. Ради этого стоило проштудировать эту книгу. Хотя, надо отдать должное автору. Книга, сама по себе, интересна для тех, кто занимается историческим дайвингом.
  Наличие древнего монастыря Пречистой Рязанской Божьей Матери, где и заточили Марию Нагую, последнюю жену  Грозного, на нашей земле у речки Выксы является фактом неоспоримым. Можно сколь угодно долго повторять мантру «притянуто за уши» в отношении неопровержимых фактов. Будет как с восточной мудростью про халву. Там во рту слаще не становится. А в нашем случае история древнего выксунского монастыря не превращается в сказку, в морок, рассеивающийся по утрам. Сейчас беспринципные псевдопатриоты от власти и церкви решили отмолчаться. Нам нужнее тропа Ильи Муромца. Из Мурома в Киев через Выксу? Поможем в брендировании соседнему городу. Стоя на обочине тропы просить милостыню, видимо, наша судьба. Двухдневная конференция в гостинице Баташев поможет урвать часть федеральных или каких-то других средств на строительство тропинки. Нашим кормчим не привыкать пользоваться чужими идеями. Ворованный герб, его изображение на выцветших флагах цветов ЛГБТ сообщества, скверы с дешевыми пластиковыми фигурками. Да, еще неоригинальная, многократно растиражированная по городам нашей необъятной, скульптура сантехника на фоне Вечного огня.  Деградация и дефицит мозга. Когда-то это закончится. Сменятся хозяева, управленцы разных уровней. Может быть, и не при нашей жизни менагеры ОМК прекратят навязывать свою несостоятельную версию даты начала строительства их же завода. 1757 вместо 1764. Маятник качнется в другую сторону. Процесс этот не остановить.
Возвращаясь к  факту из книги Л.Жданова. Каждый волен отнестись к этому в соответствии со своим уровнем знаний, интеллектом, убеждениями. Я считаю, что это еще один жирный мазок яркой краски на полотне под названием «История моего города».
IMG_20180731_190202.jpg
август 2018 г.                                                                                           В. Королев
Выкса. Так откуда же? Имеющаяся версия возникновения названия моего родного города меня не совсем устраивает. Думаю, что не устроит и вас. По официальной, неоднократно повторенной информации, название Выкса трансформировалось из названия речки, на которой Баташевы возвели свой первый, в этой округе, завод. Местные краеведческие источники предлагают нам несколько вариантов первоначального звучания названия, которое с течением времени трансформировалось в Выксу. Это: Выксунь, Выксунка, Выксуны большой и малый и т.п. Одновременно нам объясняют, что слово это имеет финно-угорские корни и переводится как «поток». А дальше? Финно- угорская группа насчитывает около тридцати народностей. Финны, эстонцы, вепсы, ливы, водь, мордва, мокшане, эрдзяне, марийцы и т.д. Этот мир очень разнообразен. Его представители живут на огромной территории от Венгрии до Западной Сибири. Где копать?  А есть племена исчезнувшие, растворившиеся в других славянских племенах. Вот нас и должна интересовать такая народность.
В начале- середине I-го тысячелетия нашей эры в междуречье Оки и Волги сформировались племена мери, мари, мокшан, муромы и эрзян.       Ме́ря, меря́не — древнее финно-угорское племя, проживавшее на территории современных Владимирской, Ярославской, Ивановской, восточной части Московской, восточной части Тверской, части Вологодской и западной части Костромской областей России. Жили они и на территории Выксунского района. Почему такой вывод? А по оставшимся от них названиям и наименованиям местечек и речек.       В своем труде «Меряне и их быт по курганным раскопкам» А.С. Уваров пишет: «…после названий, отличающихся созвучием с названием Мери, перейдем к таким названиям, которые не имеют славянского корня и поражают нас совершенно чуждыми звуками. Этих названий много сохранилось на всем пространстве Мерянских населений.»
выксаназв1.JPG
Итак, меря.  После них нам остались только названия. Топонимы и гидронимы. Первое историческое упоминание о мере находим у готского историка Иордана жившего в VI веке нашей эры, где меряне, Merens, "мерян" упоминаются среди племен, плативших дань готскому королю Германариху, и, что несомненно, свидетельствует о существовании в это время мери как отдельного финно-угорского племени. Следующие упоминания о мере относятся уже к IX-Х векам и появляются в древнерусском историческом источнике - "Ипатьевской летописи", где о ней сказано как о союзнике восточных славян - в связи с собиранием дани варягами с древнерусских и соседних с ними племён в 859 году, по поводу походов Олега на Киев 882 году и на Царьград в 907 году, в которых наряду с варягами и восточными славянами принимала участие и меря. В другом древнерусском летописном источнике о мере говорится как об особом этносе со своим языком, выделяемом на фоне других финно-угорских племён, известных в XI веке восточным славянам: "... а на Ростовьском озеръ Meря, а на Клещынъ озеръ Меря же; а по Оцъ ръцъ, гдъ потече в Волгу же, Мурома языкъ свой, и Черемиси свой языкъ, Морьдва свой языкъ...".
Получается так, что мурома, близкие родственники мордвы, отделившись от прародителей, расселились на краю мерянской территории. Ареал расселения мерян был настолько велик, что для обоих участников процесса это произошло совершенно безболезненно. Датировка упоминаний сведений об этих народностях позволяет утверждать, что долгое время в наших краях они проживали совместно на одних землях. Достоверные сведения  советской исторической и археологической науки полностью подтверждают мысль о мирном проникновении муромы, а затем и славян на мерянские земли, высказанную еще В.О.Ключевским: "Происходило заселение, а не завоевание или вытеснение туземцев". Это было связано как с редкостью мерянского населения, позволявшей славянам занимать многочисленные пустовавшие земли, так и с различием в занятиях мерян (преимущественно скотоводов, охотников и рыбаков) и славян ( преимущественно земледельцев). Обе группы населения в низших и средних слоях как бы дополняли друг друга, постепенно срастаясь в единое социально-экономическое целое. Видимо, такое же срастание происходило позднее и в социальных верхах Владимиро-Суздальской Руси: мерянская знать сближалась со славяно-русской, образуя вместе с ней господствующие слои княжества.  В результате ассимиляции часть мерян стала муромой, часть ушла в другие земли, не захотев принять христианскую веру.   А нам из их языка остались местности, реки и речки которым они дали имена. В близлежащих землях среди обширного списка названий рек мы находим знакомые Суводь, Верья, Велетма, Теша, Колпь, Унжа.
   Далее Уваров пишет: « Многие из этих названий как вод, так и селений повторяются в самых отдаленных между собою местностях, доказывая этим не только свое этимологическое единство или сродство, но также и единство происхождения первых обитателей этих стран. Только один и тот же народ мог, раскинув свои селения на  обширном пространстве повторять те же имена, или давать названия одинакового этимологического происхождения.»
  Мерянским словом для обозначения речки было «унгур», родственное марийскому «энггер» («речка»). «Серия», иллюстрирующая вымершее слово, просто великолепна: река Ункор в Богородском районе, утратившая один звук речка Унор в Выксунском районе, Ункар на Рязанщине, речка Ункура на границе Рязанской и Владимирской областей.
 Вне серий остаются мерянские названия речек Кокши в Выксунском районе (есть аналог в Рязанской области, обозначает «сухая»), Кузомы в Павловском районе («еловая»), Кундолы в Варнавинском районе («туманная»), Нюжмы в Борском районе («крапивная»), Серги в Ковернинском районе («плотвичная»), Шорды либо Шормы в Сокольском районе (обозначает «лосиная»). А названия  двух речек- кулебакской Мересь и выксунской Мяри истолковываются как «принадлежащие мере».
Ну а что же с Выксой?   Известно, что этимология топонима определяется географическими условиями. Возьмем, к примеру, гидроним Векса . Все четыре великих озера Мерянской земли, а именно ярославские  Неро и Плещеево и костромские Галичское и Чухломское, имеют вытекающие из них реки под этим названием. Это мерянское слово обозначает «сток из озера», речка  «уводящая воду» из озера. Добавлю, что река Вуокса вытекает из озера Сайма в Финляндии, что так же подтверждает изложенную версию о происхождении этого названия. В некоторых местностях нашей необъятной это слово произносится как Виокса, Вокса, Вокша.
Конечно, справедливости ради нельзя не отметить следующее. В газете Нижегородский рабочий, № 28 от 17.02.09 г. неожиданно всплыл такой факт. Автор, опираясь на то, что названия мерянских озер обычно оканчиваются на –яхр, привел интересную серию. Речки, подмосковная Яхрома, костромская Яхренка, вологодская Яхреньга, владимирские Яхринка и Яхруша. Яхра в Городецком районе. Неожиданно это заканчивается выводом, что «смысл у всех них один и тот же- «река, вытекающая из озера». Смелое заявление несколько расходится с современным исследованиям мерянского языка. Читайте словари и материалы сайта Мерьямаа. Тем не менее, мы видим, что мерянское наследие является объектом пристального внимания исследователей-историков. Их работы обеспечивают нас большим объемом материалов для расширения кругозора.
Вернемся в наши земли. Итак, отметаем все Выксунки и Выксуны. Все эти названия вторичны. Речка Выкса. В X, XI веках нашей эры или ранее, проживавшие где-то рядом с нашей речкой люди из племя меря дали ей название. Учитывая ширину и длину речки, не остаться безымянной, как  множество других, позволило дальнейшее очень близкое сосуществование этого водного потока и людей. Славяне, заселившие эту местность не стали ничего менять. Их поколения, одно за другим, продолжали называть речку Выксой.
Так из какого же озера «уводила воду» наша речка. Смотрим карту. Озеро имеется. Достаточно большое. Только, по истечению веков, оно сильно изменилось, края его превратились в болото.  А речка на месте. Никуда не исчезала. Захламлена, правда, жутко и летом пересыхает.  Ну, соответственно, и таблички о том, что это наша самая, что ни есть историческая речка, тоже отсутствуют. А надо бы.
выксаназв4.JPG
Заселив земли, приняв и «ославянив» кучу местных гидронимов и топонимов язык стал развиваться по схеме народности, превалирующей на местности. И не зря я так с Выксунками, Выксунами и прочими образованиями. В поисках истины обратился я в родную 12 школу к заместителю директора по учебной работе Бушаевой М.А., курирующей преподавание русского языка и литературы. Вместе с ней достучались до Нижегородского института развития образования. И вот что получили.
Если рассмотреть морфемный анализ слов Выксунь, Выксун, то видно, что данное слово образовано с помощью суффикса –унь(-ун), который присоединяется к основе слова Выкса. Способ словообразования- суффиксальный.
Учитывая ступенчатый характер русского словообразования, когда различные части слов присоединяются к производящей основе (корню) в строгой последовательности, мы можем с убедительностью сказать, что основа слова Выкса является производящей, то есть слова Выксунь, Выксун образованы от исходного существительного Выкса. Данную словообразовательную цепочку подтвердила нам Дербенцева Л.В., доцент кафедры словесности  и культурологи ГБОУ ДПО НИРО, кандидат педагогических наук. Я думаю, что предмет спора «что первично, что вторично» исчерпан.
 Теперь необходимо разобраться с планом, сочиненным шихтмейстером Георгием Гофманом. Это один из первых картографических документов, относящихся к нашей местности. Автор- немец, специалист от бергколлегии, в 1764 году, для Баташевых обследовал местность и вынес заключение о возможности постройки заводов. Составил план. Уточняю: план, а не карту, который демонстрируется нам в местном музее и других местах, относящихся к краеведению. На основании его и был издан 26 августа 1765 года Указ, разрешающий строительство в «наречие Выксуне месту». Судя по пояснительной записке с русским языком у Гофмана было не все так просто. Тем не менее, на плане указаны три речки. Основная- Выксунъ, и два ее притока: Березовка и поперечный Выксунъ. Кстати, с языком-то плоховато, но план сработан, по-немецки, достаточно точно, в плане расположения обьектов.
выксаназв2.JPG
  Речка Березовка. Наличие этой речки подтверждено картой межевания Ардатовского уезда 1778-1798 годов. Далее, с возрастом, она переходит в разряд безымянных, но изображение ее на плане Гофмана и других картах почти совпадают и сомневаться, что это разные речки, не приходится. Эта та самая, на которой позднее построили Варнавинский пруд. Позднее была она убита сельхозтехникой и другими конторами и постройками. Остатки ее и сейчас еле-еле текут в Верхний, вымывая из Варнавинского пруда всю гадость, накопленную там десятилетиями от отходов деятельности сельхозпредприятия.
Поперечный Выксун впоследствии стал Сержантовкой. А вот еще одну речку Гофман, почему-то, рисовать не счел нужным. Ту, которая должна была расположиться между Березовкой и Поперечным Выксуном. И называется эта речка- Выкса. Появляется она на топографической карте Менде А.И., составленной в период с 1849 по 1866 год.
выксаназв3.JPG
Не она, конечно, а ее изображение. Сама речка возрастом равна всем остальным, выведенным на плане нашим немцем. А вот карта Менде, одна из первых в Российской картографии выполнена на основании полуинструментальных съемок и поэтому самая точная на тот момент. В основу ее был положен План Генерального Межевания.  На этой же карте появляется и речка Ягодная, визуально впадающая в Сержантовку, то есть в Поперечный Выксун. Почему визуально? Не сможем мы в XXI веке точно оценить силу потоков всех четырех речек два с половиной века назад и расставить приоритеты: где основное русло, а где приток. Три речки сходятся в одну в районе современного Ризадеевского поселка. Выкса, Сержантовка (бывший Поперечный Выксун) и Ягодная.
Сей усеченный план Гофмана и наделал для нашей последующей истории фокусов. Пропавшие речки Выкса и Ягодная. Из имеющихся названий кто-то прочитал вместо твердого знака в конце- мягкий. Вот и получилась Выксунь. А что? Тоже красиво. Город Выксунь. Дальше-больше. Из Выксуни в Выксунку. Один вопрос. Почему, все-таки, населенный пункт не остался селом Выксуном, деревней Выксунью?
А вот здесь мы с вами приоткрываем еще одну интересную дверку. Позвольте вас известить, что до составления карты Менде никакой Выксы не было. Как? А вот так. Не пугайтесь. Не было, на имеющихся, достаточно обильных, картографических источниках. Населенный пункт с названием Выкса до 1850-60 годов вы не найдете. Липня, Туртапка, Шиморское, Решное, Верья, Вежонка и т.д. Это все есть. А вот Выксы либо нет совсем, либо место это именуется как «выксунский железный завод». И только в середине девятнадцатого века на карте появляется село Выкса, благодаря трудам команды А.И.Менде. Ну а сам населенный пункт из слободы при заводе вырос в село, из-за развития производства, обраставшего жильем мастеровых и прочих.
 И опять мы с вами натыкаемся на вопрос: почему село наименовали Выксой? Ведь как видим из текста выше, варианты были. Тем не менее совпало. Речка, о которой умолчал на своем плане Гофман, проявилась- таки и дала название населенному пункту, который в настоящее время является городом.
Если посмотреть на систему возникновения наименований  в нашем округе, то обнаруживаем, что большей частью названиями населенных пунктов послужили речки, на которых они и располагаются. Велетьма. Верья. Мотмос. Виля. Сноведь. Унор. Так где же села и деревеньки Велетьмун, Верьюн, Мотмосюн и Малый Вилюн?  Нет. Все имена пришли к нам в чистом виде, не смотря на имеющиеся притоки со своими именами у вышеперечисленных речек.
Ну и что в сухом остатке?  Меряне нарекли речку Выксой. Тут же и земли вдоль нее стали именоваться соответственно. И притоки, кроме как Выксунами Большим, Малым и Поперечным уже и назвать-то неудобно и неграмотно. Возник, отжил свои несколько сот  лет и канул в лету на выксунской земле у речки Выксы монастырь Пречистой Рязанской Божьей матери. А села и деревни на дорогах, вдоль Оки и чуть глубже от нее остались. Некоторые из них, видимо, и появились раньше монастыря. Для народа, проживающего в  этих поселениях, речка Выкса своего названия не меняла. Наступившая металлургическая эпоха сознание местного населения в отношении окружающих географических названий, да и их сами, менять не собиралась. Зачем? По грибы, на охоту или за какой другой надобностью людишки шли на Выксу. Да и за семьдесят лет до появления карты Менде Баташевы, заводские и другие приказчики, углежоги, рудокопы и прочий народ ехал не на «выксунский железный завод», согласно официальному наименованию, а на Выксу. Почитайте документы, переписку и прочее. Название речки, давшее название местности, заметьте, можно сказать народное, плотно сопровождало все исторические катаклизмы нашей земли до официального водворения на топографическую карту.
Для чего этот текст? А для сглаживания некоторых неровностей в истории родного города и заполнения пустот. Получилось ли? Судить вам.
                                                                                                                                                                В.Королев
мур.ик..JPG
«Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, Хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды… Пропал Ершалаим- великий город, как будто не существовал на свете. Все пожрала тьма, напугавшая все живое в Ершалаиме и его окрестностях. Странную тучу принесло с моря к концу дня четырнадцатого дня весеннего месяца нисана».
Ну и далее по тексту. Это Булгаков- пароль для тех, кто в пути, тех кто пытается разобраться в жизни и себе. Его версия почти не противоречит другим изложениям этого События.
Евангелие дает нам совершенно развернутую, некую историческую картину, касающуюся сюжета, повторенного Михаилом Афанасьевичем в своем романе.« Иисус, увидев Матерь и ученика, тут стоящего, которого любил, говорит Матери своей: «Жено! Се сын Твой! Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик взял ее к себе.» Тогда, у подножья Креста умирающего Спасителя произошло усыновление Пресвятой Богородицей не только святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, но и всего человечества. Пречистая стала матерью всем нам, мы же стали ее детьми. Явившись скорбящим апостолам после своего успения, Дева Мария изрекла: «Радуйтесь! Ибо я с вами- во все дни».
Образы участников этих, зафиксированных Евангелием, событий перекочевали и были многократно повторены на иконах, позднее- в художественных полотнах и скульптурах.  Все множество иконописных изображений Девы Марии является символами- отражениями различных граней и способов Ее благодатной помощи. Многие из них имеют удивительное происхождение. Иверская, Казанская, Тихвинская… Это я о иконописных изображениях Божьей матери. Старые иконы, копии с них.  Помните, как обрели икону Казанской Божьей Матери, ту самую с которой облетели Москву в 1941 перед решающим сражением.
  В 1579 году в Казани после пожара девочке Матроне во сне явилась Пречистая. По ее указанию на пожарище нашли икону Пресвятой Богородицы, ставшей чудотворной и известной во всем православном мире. Как она там появилась? Кто ее написал? Вопросы, не имеющие ответа. Чудо? Возможно. Мы слишком мало знаем об этом мире, что бы категорично все отрицать.
  Ну а нам с вами, что от этого? Нам, это паре тысяч индивидов интересующихся историей родного края и остальным, движущимся в этом направлении.
  Сложилось так, что последние полторы сотни лет укрывает нашу выксунскую землю от бед своим плащом Иверская Божья Матерь, чье изображение вместе с иконой было привнесено в возрождающийся в нашей местности монастырь.
   В народе этот священный лик еще называют Привратницей, Вратарницей или Портаитисса. А название Иверская получила она по месту нахождения православного монастыря, расположенного в Иверии, в Грузии, на Священной горе Афон. Чудотворная икона эта известна тем, что помогает избавиться от недугов, защищает жилище от нежелательных посещений. Иноки монастыря заметили, что может она предупреждать о возможных катаклизмах и негативных явлениях в мире.
   Теперь так. Если в хронологической последовательности, то, на мой взгляд, будет не совсем интересно. Не стоит забывать, что мы с вами общаемся с подателем сей информации- компьютером в  XXI  веке. Перевернуть хронологическую линейку и пойти от современности в глубь веков ничего не стоит. Что ж, так и поступим.
Почему ныне и последние полтора века наш выксунский монастырь носит имя Иверской Божьей Матери? Все просто. Многое, в самом начале, зависело от устроителя обители старца Варнавы. Без его помощи вряд ли был восстановлен, а фактически построен заново на церковной земле в выксунских лесах монастырь, по масштабам своим готовый потягаться с лучшими российскими.  25 мая 1865 года, он, старец Варнава прислал копию, список, если по церковному, иконы Божией Матери именуемую «Иверской» в нашу «новоустроявшуюся» обитель. И была она, обитель, названа «Иверской». Эта главная святыня чудом, в свое время, избежала уничтожения. Из рассказов современных обитателей монастыря следует, что чудотворная икона Божией Матери «Иверская», во время разрушения храмов монастыря в начале XX века, сбережена была втайне сторожем и принесена в обитель после ее возрождения. Реставрацию иконы поручили одной из сестер, имевшей до пострига соответствующее образование и диплом Художественной академии. Целый год она не выходила из кельи, чтобы не терять вдохновения и не прерывать работы. Ныне икона стоит в напольном киоте слева от иконостаса. Кто-то из прихожан уверяет, что от нее исходят лучи добра и любви ко всем, кто приходит сюда с чистым сердцем. Почему бы и нет?
А до этого, в начале строительства богадельни на выксунской земле побывала другая икона. 28 ноября 1863 года в Выксу была принесена чудотворная икона Оранской Божией Матери, которой и было освящено место для возведения обители.
    Не смотря на  финансовую бурю и прочие, связанные с ней события в Выксе конца девятнадцатого века, касающиеся металлургических заводов, строительство богадельни, а затем и монастыря, пошло своим чередом. Лесная, намоленая поляна и образ Божьей матери охранили от бед, но не от трудностей, строителей монастыря.
А ведь могло и закружить. 18 июля 1861 года положением Российского Кабинета министров  была назначена и Высочайше утверждена продажа с публичных торгов имения Шепелевых. Но, как указано в письме вице директора Министерства финансов горного департамента от июля 1865 года Ф.Рассела «возмещение казенного долга в размере 1 500 000 рублей серебром, посредством публичной продажи сопряжено с значительными затруднениями». Поэтому с 1861 по 1865 год охотников на сей металлургический бриллиант, отягощенный оправой из долгов, так и не нашлось. Но продажу отменили лишь после того, как были найдены желающие получить имение с заводами в аренду.
 Ну что же, застоялись мы с вами на одном месте. Пора нырять, чтобы побежали цифири на глубиномере. Вернемся к лесной поляне. Той, на которой началось строительство, а по сути, возрождение бывшего там ранее монастыря. Монастыря Пречистой Рязанской Божией Матери. Не думаю, что имеется необходимость в очередной раз доказывать то, что он существовал и добаташевская часть нашей с вами истории достаточно колоритна и ничем не уступает двум с половиной «железным» векам, а, пожалуй, превосходит их по исторической наполненности. Об этом можно много и долго. Давайте, все же, вернемся в канву повествования. Пречистая Рязанская Божия Матерь. Приход православия на выксунскую землю связан именно с этим иконописным отражением Богоматери.
Казалось бы, так давно, что осталось нам только название на карте, составленной иноземцами, да упоминания в записках путешественника Адама Алеария. Хорошо хоть так. Но почему, все-таки Пречистая Рязанская Божия Матерь? Как не искал, не удалось найти икону с таким наименованием. Что же это- ошибка? Или навечно темное пятно на историческом прошлом моей малой Родины?
Ну не могли просто так, без всяких следов, исчезнуть упоминания об иконе Пречистой Рязанской.  Сохраняется же с XII  века в Рязани история византийской иконы Феодотьевской Божьей Матери. И сама икона, боровшаяся с чумой 1771 года, находится в действующем храме Рязанского церковно историко-археологического музея «Древнехранилище».
Что же произошло с нашей иконой?  Может быть дело не в иконе, а в ее названии?
Вот что удалось найти.
Святой князь Константин Муромский, принес из Киева икону Божьей Матери, ставшей зваться впоследствии Муромской. Было это в XII веке. Долго он старался убедить принять христианскую веру муромских язычников. Они не только не изъявили на это согласия, но и решили расправиться с Константином, убить его. Перед расправой князь вышел к заговорщикам с иконой Муромской Божией Матери. Сила иконы заставила бунтующий народ изменить свое мнение. Убийство не состоялось, а вот крещение произошло. Это первая часть легенды о нашей иконе.
  Часть вторая.
  В конце XIII века в Муроме был епископом святой Василий Рязанский. Народ, не будучи еще крепок в своей вере, да, вдобавок, и ослепленный клеветой на своего епископа, заподозрив его в порочной жизни, хотели его умертвить. Святитель просил отсрочить его смерть до утра и всю ночь молился в храме святых- страстотерпцев Бориса и Глеба. Утром, в храме Благовещенья, совершил молебен перед иконой Муромской Божией Матери. Затем взял святую икону, пошел на реку Оку, снял с себя мантию и распростер на воде. Встал с иконой в руках на мантию и сильный ветер понес его против течения. Через несколько часов святитель Василий доплыл до места называемого Старая Рязань, где жили князья Феодор и Константин. Князья, духовенство и народ вышли навстречу дивному пловцу. С тех пор упразднилась епископская кафедра в Муроме и учредилась в Рязани. То есть, руководящий духовный центр переместился на долгие годы в Рязань и христиане рязанских, муромских, соответственно и выксунских земель окормляемы стали оттуда. Там же и осталась икона, получившая в народе название «Молением святого Василия». Открытые интернет-источники, завершая историю, повествуют нам о следующем. Через три года святитель Василий избрал для жительства новую Рязань, как место, более защищенное от монголов, и там утвердил в 1291 году свою кафедру. Туда же перенесли Муромскую икону Богородицы. После смерти святителя Василия чудотворный образ был помещен над местом его захоронения в рязанском кафедральном соборе Рождества Христова. После революции 1917 года собор был закрыт, Муромская икона Божией Матери пропала. Но остался список с нее, копия, которая и находится в настоящее время в Муроме.
Перед тем как разобрать до конца исследуемый вопрос, хотелось бы уяснить: а что, в Рязани не было своей чтимой, основной иконы? Была. Я ее уже упоминал. Икона Феодотьевской Божией Матери. Ранее именовалась Одигитрия, что в переводе с греческого- путеводительница. Сия икона была принесена в Старую Рязань епископом Ефросином Святогорцем еще до 1225 года из Афонского монастыря. Она находилась в Успенском соборе древней столицы Рязанского княжества до разорения ее Батыем в декабре 1237 года. Город сожгли дотла, икона исчезла. Чудесное возвращение святыни произошло в 1487 году. Найдена она была в поле, называемом Старое, недалеко от сел Торчино и Федотьево. Почему и стала впоследствии Феодотьевской.
Таким образом, образовался некий вакуум, который  и был заполнен святителем Василием, образованием совместной Муромско- Рязанской кафедры в 1291 году, а вернее Рязанской в которую вошла территория Муромского княжества, и привнесением иконы Муромской Божией Матери. Добавим к этому еще и объединение Рязанского и Муромского княжеств.
 Как же связаны иконы Пречистой рязанской Божьей Матери и Муромская икона Богородицы? Одно ли это изображение или речь идет о совершенно разных. Неплохо бы обратиться к церковным архивам. Да где уж там. Под революционный марш «Вихри враждебные веют над нами…» снесло большую часть их в неведомые уголки. Но что-то и осталось.
 Например это. Кондак. Этим греческим словом сначала называли свитки пергамента с записями церковных песнопений. Позднее- краткую церковную песнь, заключающую в себе похвалу Господу Богу, Матери Божией или святому. И еще одно греческое слово. Икос. В переводе-дом. Икос более пространно передает содержание кондака. Кондак намечает тему, а икос ее развивает. «Посему икос всегда читается после кондака, и никогда не читается один. Сходны эти песнопения и по внешнему виду: они написаны одним размером, большей частью оканчиваются одними и теми же словами и поются на один глас».
  Сохранились и были записаны церковные песнопения касающиеся чуда с участием святителя Василия. Приведу их полностью и прошу обратить внимание на то, как в этих кондаках и икосах именуется Божия Матерь, ее изображение, икона, о которой мы с вами говорим.
Кондак 8.
Странное мыслием человеческим совершися помышлением Твоим, Пречистая, егда святитель Василий от града Мурома исхождаше, чудотворную бо икону Твою на руку держа, на мантию свою, аки на корабль, возступии по волнам речным устремися, во умиление сердца поя Богу: Аллилуия.
Икос 8.
Весь град Муром во ужасе потрясеся, необычное плавание своего изгоняемого пастыря виде; так обо обличеся ложь оклеветающих его, того же праведное житие. Темже люди муромстии, временно прельщение свое окаявающее, Твое же дивное промышление славящее, воспеваху Тебе: Радуйся, Преблагославенная Мати Творца Твоего и Господа; Радуйся, смирением возвышенная и на смиренныя призирающая; Радуйся, верные рабы Твоя николиже оставляющая; Радуйся, и во изгнании с теми сущая; Радуйся, по скорби тем утешение подающая; Радуйся, радость миру вечную рождшая. Радуйся, Пречудная Владычице, земли Муромския и Рязанския милостивая Заступнице.
Кондак 9.
Вся козни вражия посрамлены тобою, Пречистая, видя и о вразумлении прельщенных людей своих тепле моляся, святитель Василий от очию их скрыся и к новому месту селения своего и подвигов плывяще, поя Богу: Аллилуия.
Икос 9.
Ветий многовещании языцы не возмогут изъяснити новаго чудесе Твоего, имже угодника Твоего удивила еси, Владычице, необычным путем от града Мурома во Рязань переселивши. Мы же, святую икону Твою обстоящее и дивное промышление Твое воспевающее, не престанем таковаго чудесе память творити и со умилением присно взывати Тебе: Радуйся, град Рязань пришествием иконы Твоея возвеселившая; Радуйся, милостивым предстательством Твоим и Муром не оставившая; Радуйся, Образом Твоим струи водныя освятившая; Радуйся, дивным отшествием святителя люди Муромския вразумившая; Радуйся, к сокрушению о гресех и к покаянию тех обратившая; Радуйся, из глубины греховныя и нас воздвизающая; Радуйся, Пречудная Владычице, земли Муромския и Рязанския милостивая Заступнице.
 Так вот что произошло. Икона, переселившись, не перестала быть одной из основных святынь земли муромской, но расширила сферу влияния, став на много лет таковой и для земли рязанской. Согласитесь, интересный поворот. В столь кратких словесных творениях мы имеем полный набор искомого сочетания слов. Пречистая. Рязанская. Божия Матерь. А теперь основная мысль. Учитывая субординацию, и имевшееся на то время главенство рязанской кафедры, ну и как же назвать  возникший в глухих лесах рязанских земель у речки Выкса новый монастырь? Так чей покров был распростерт над нашей лесной поляной в то время?
  Самое интересное в этом рассказе то, что мы с вами можем вживую увидеть эту икону, вернее список с нее. По степени веры поклониться ей, просить о заступничестве. История ее написана О.А.Суховой, документально обоснована и хранится в архиве Уваровских чтений.
  Если коротко. 27 октября 1829 года произошло знаковое событие в истории Муромского христианства. Была завершена работа над точной копией чудотворной рязанской святыни. Факт сей зафиксирован документально. После этого список из Рязани прибыл в Муром. Через восемьдесят лет местный краевед В.Н.Добрынкин в своем очерке об иконе написал, что муромцам, чтобы созреть до желания «лицезреть» материальное воплощение своей древней святыни потребовался огромный временной срок: «600 лет назад лишившись такой дорогой святыни, граждане города Мурома пожелали иметь точную копию с Муромской иконы Божией Матери, каковая в настоящее время находится в Муромском Богородицком соборе, благоговейно чтимая жителями города». В настоящее время икона находится в Муромском музее.
  А может быть и нам не грех на нашей выксунской земле иметь список чудотворной иконы с помощью которой началось христианство на правобережье Оки в выксунских землях? Муромцы «проснулись» через шестьсот лет. Нам на осознание значимости собственной истории понадобится больше. Все зависит от веры и качества наполнения черепных коробок современных районных кормчих как в области христианской, так и в гражданской. Пока их прочно примотали к стулу скотчем, а на стульчике этом белой краской выведена надпись «ОМК инв.№». И так, видимо, удобно им сидеть привязанными, что желания освободиться не возникает.
05.2018                                                                                                                                                                В.Королев                                                                                               

КОРОБКА С АНТРЕСОЛИ.

варн.пруды.JPG
      Как бывает? Достаешь с антресоли картонную коробку с чем-то там, дно распахивается и содержимое стучит по голове, напоминая что, когда и зачем в этой коробушке было складировано. Иногда и с краеведческим материалом так же. Берешь не раз читаную книгу и вот оно. Понятно, что ранние прочтения были направлены на поиск чего-то другого. Да и хорошо, что на …надцатый раз глаз зацепил и выделил кусочек текста, пазл, необходимый для полноты картины.
     Что же, давайте добавим в нашу историко- краеведческую панораму еще несколько штрихов или жирных мазков маслом, кому как будет угодно.
     Вообще, материал этот родился после лекции в библиотеке Отчий край по Иной хронологии. Говорил и всегда буду придерживаться этого посыла: Правильный ответ можно получить только на правильно поставленный вопрос. А вопросы были. Один из них о церковной собственности на землю, о том прямоугольнике, отмеченном на межевой карте Ардатовского уезда в конце XVIII века и повторенном на карте А.И.Менде 1850 года.  На обоих документах принадлежность этого участка земли не оспоришь. Да и при составлении карт специалисты, проводя четкие границы и обозначая собственность, на чем-то, безусловно, основывались.  Жирно выведенные буквы «ЦЗ» говорят нам, кто был хозяином этого участка. Церковные земли.
    Реформы Петра I, дальнейшие смены правителей, труды императрицы Екатерины и ее последователей не изменили положение дел. Земля, с которой стерли монастырь Пречистой Рязанской Божьей Матери оставалась в собственности церкви. Да, если честно, и претендовать-то на этот участок было смешно. Лесная поляна. Без руды, нефти и газа. Не очень-то большого размера. Даже Баташевы и Шепелевы, которые земле этой могли определить иное употребление, не покушались на приобретение ее в собственность.
     Но в 1864 году ситуация поменялась. Окунувшись в эту историю и в этот год, мы обнаруживаем совершенно современное течение событий. Да, да... Я говорю про наш XXI век. Это когда к нам в Выксу тащат инвестора с чемоданом денег, который ну очень хочет построить торговый центр. Остается дело за малым. Выделить землю. Земля выделяется. Чемодан с деньгами под охраной движется в нашем направлении, но…  В самый, самый последний момент обнаруживается, что посередине выделенного под застройку участка, небольшой квадратик земли имеет другого собственника. И появляется он как-то неожиданно. Нужно выкупать. Кто-то очень недоволен, кто-то таким образом заработал. Бизнес? Ну, куда без этого в наш век дикого капитализма.
    Но ничего не поменялось в головах людей за последние 154 года. И примером тому история с церковными землями. Варнава, отмечая веточкой место будущей Иверской обители, так же благостно заблуждался по поводу собственности на эту землю. Ну, церковная же земля! И на карте, составленной четырнадцать лет назад, все указано. Ан, нет… При возникновении интереса к месту разоренного много лет назад монастыря, наши «ЦЗ» резко меняют собственника. И вот уже несколько первых лет постройки обители церковь вынуждена платить аренду за использование участка, ну а потом, видимо, выкуп или дарственная от собственника с индульгенцией на все тяжкие и прочие.
   И кто же так подсуетился? Да как всегда- властьпридержащие. Шереметьевы. Старейший и знатнейший Российский род. Здесь необходимо прибавить- богатейший. Камергеру и гофмейстеру Дмитрию Николаевичу, я думаю, не составило особого труда выправить документы на участок земли несопоставимый по масштабам с прочей, находящейся в собственности. Вспомните усадьбы Останкино и Кусково.  Тем не менее, такой вот кульбит с собственностью на землю. Почему-то не удивляет.
   А за ниточку уже потянул. Выксунский монастырь Иверской божьей матери. Вроде бы написаны книги, построены макеты, организован музей. Тем не менее, историй, не попавших в места хранения, достаточно. Всего- лишь пара строчек текста из сноски в пояснении к основному, о Дмитрии Пивоварове, позволяет выстроить ход событий качественнее и подробнее.
   Ведь что мы имеем? Исторического упрямого коника, скачущего по датам. Практически во всех открытых источниках одна и та же картина. Год 1864- постройка домика для нескольких монашек. Затем, аллюром по датам и монастырским постройкам и вот оно… Огромный Троицкий собор, толи на 4000, толи на 6000 прихожан, сложившаяся инфраструктура с паровыми машинами и водопроводом, толи 500, толи 1000 насельниц. Грубоватая констатация фактов, лишенная какой-то духовности. Очень уж напоминает ОМКовскую историю с 1757 годом. Ну, там-то перманентная рекламная компания в которую вбухали большое количество средств собственника. Как теперь назад? А для того, что бы не выглядеть совсем смешными и малограмотными пишут теперь «по вновь уточненным данным», или нечто подобное, в разрез научно установленным историческим датам.
    Ладно… Давайте вернемся к нашему шустрому конику. Прихватим за поводья, огладим по гриве.
    О центре, духовной оси монастыря- уничтоженном Иверском соборном храме с пещерной церковью я уже писал. Напомню только, что построен он был в период с 1872 по 1877 год. Ну, а где же десяток лет до пуска в эксплуатацию этого храма проводились службы? Подобно язычникам на солнечной поляне? Да нет, все было. Только хранители истории монастыря не считают этот период значимым. Что душевно тратиться на деревянную домовую церковь. Очень уж напоминает эта история Верхний наш пруд. Уничтожь речки, их истоки- получишь вместо водоема болото.
    Не знаю, конечно, как для вас, а для меня всегда все трудности в начале пути. Так и здесь… Основной акцент я бы поставил на моменте становления обители, трансформации ее из богадельни в монастырь. Сколько сил духовных и физических пришлось для этого приложить? Мало кто знает, да и не пишут об этом. Все больше по коммунистическим меркам. О достижениях. Гостиницы, производство кирпича, водопровод, паровая машина.
    А начиналось все с обыкновенного рубленого деревянного дома. Как ни назови, а средств на строительные изыски в момент основания богадельни не было. Поэтому и жили и молились в одном помещении. Построили двухэтажный домик быстро. Весной 1864 начали, а к осени он уже был готов. Под железной крышей. Увенчанный православным крестом. Внутри были устроены двенадцать келий и трапезная- молитвенная.
     Следом за зданием богадельни началось строительство домовой церкви. Первой церкви монастыря еще не ставшего носить имя Иверской Божьей Матери. Естественно, что за скудостью средств небольшая церковь эта строилась из дерева, материала имевшегося в достатке в наших выксунских местах. Где же? А место ей определили там, где находится ныне трапезный корпус. К 1868 году строительство было окончено. Туда привезли список чудотворной иконы Иверской Богоматери. В честь нее освятили церковь и богадельня получила наименование Иверской.
    Чуть раньше, к 1867 году, были выстроены еще два дома- корпуса. Двухэтажный полукаменный с тридцатью кельями и деревянный одноэтажный. Число обитательниц к этому времени достигло пятидесяти.
    До 1886 года шли службы в деревянной домовой церкви. За алтарем ее в 1868 году был погребен скончавшийся Дмитрий Пивоваров, чья судьба неразрывно связана с началом Иверской обители. В 1886 году эта домовая  церковь была «упразднена за ветхостью». Срок ее закончился.
    Наступил период каменных храмов. С 1872 по 1877 год, рядом, строится соборный пятиглавый храм с пещерной церковью, принявший на себя эстафету и освященный в честь иконы Иверской Божьей Матери. Естественно, что центр обители перекочевал туда. Наверное, прав архитектор, историк А.И.Давыдов написавший в своей статье, посвященной Троицкому собору Иверского монастыря, что монастырский комплекс с самого начала не задумывался таким, каким сложился к XX веку. Монастырские постройки возводились разными людьми в разное время. Пришлось что-то перекраивать. Даже скорбные места.
    Опять книга «Обитель на Выксе». Глава XII. «К югу от Иверского соборного храма, на расстоянии тридцати саженей от него, красиво возвышается другой благолепный храм-Успенский. Он воздвигнут усердием московского дворянина Н.А. Журавлева.
     Часть того места, где стоит теперь Успенский храм, занята была до построения его бывшим кладбищем обители, а потому несколько могил трудившихся в обители, находятся теперь под сенью храма. Так, возле южных выходных дверей под мраморною плитою за металлической, медною решеткой покоится прах родительницы о.Варнавы схимонахини Дарии.» Новое кладбище организовали в другом месте, а от старого осталось одно захоронение. Сохранилось ли оно, будь там упокоена обычная монашка, а не матушка Варнавы? Вряд ли. Все остальные затоптали и заасфальтировали. А как бы восстановить или как-то обозначить? Ведь от случившегося- горечь и изжога и пример отношения нас православных и их окармляющих к могилам
предков.
      Захоронения на монастырской земле дают интересную почву для рассуждений и исторических поисков. Я про Дмитрия Пивоварова. Жил он и нес свой крест на старом, давно заброшенном кладбище между Выксой и вновь отстраиваемой богадельней. Заброшено оно было до прихода Баташевых на выксунские земли. С началом строительства Выксы захоронения осуществлялись вокруг Христорождественской церкви и, позднее, в соответствии с действующим указом Сената 1771 года на организованном в районе Среднего завода сельском кладбище. Там и церковь построили кладбищенскую.
      К чему это я? До петровского вмешательства в России кладбища создавались при монастырях, городских и сельских церквях. Покойников хоронили при каждой приходской церкви, и до XIV столетия церковные дворы служили единственным местом для кладбищ. Кстати, во времена Петра-реформатора Москва задыхалась от нехватки мест для захоронений. Площадки вокруг 300 церквей и других культовых сооружений с трудом справлялись с потребностью в оправлении похоронных обрядов.  Кроме Указа Петра I, ограничившего впервые на Руси сей беспорядок, существует еще ряд интересных документов. В связи с эпидемией чумы Сенат указом от 24 марта 1771 года предписал хоронить умерших в особых загородных местах. Затем Сенатом от 17 ноября 1771 года было запрещено по всем городам было запрещено захоронение при церквях и потребовано создание кладбищ за городской чертой.
   Кстати, к вопросу о собственности на землю в контексте похоронного дела. По русскому законодательству опустевшие кладбища не могли быть обращаемы под пашню, никакого строения возводить на них не дозволялось. В административном отношении они подлежали ведению духовного начальства: общество не могло претендовать на хозяйственную эксплуатацию опустевшего кладбища. Впрочем, и духовное начальство могло им пользоваться лишь по прямому назначению. Вот отсюда на наших старых картах и появились территории с пометкой «ЦЗ», церковные земли.
    Ну а если вернуться в допетровское время, когда захоронения производились только при церквях и монастырях получаем следующий факт. Старое, заброшенное кладбище на выксункой земле, где была построена келья Дмитрия Пивоварова, в бытность свою еще не оставленным и функционирующим, не могло существовать без такой малости как храм, церковь или монастырь, впоследствии упраздненный или разрушенный. Вот еще одно прямое доказательство того, что до пришествия Баташевых и возрождения Иверской обители на нашей земле был монастырь. Монастырь Пречистой Рязанской Божьей Матери. И жизнь вокруг него била ключом.
    Такое вот содержимое коробки с антресоли, которым тороплюсь с вами поделиться.
                                                                                                             В.Королев
     Изображение выксунского Иверского женского монастыря общеизвестно. Но за обилием деталей не все умудряются рассмотреть на этой картине скромно спрятавшийся за колокольней пятиглавый Иверский соборный храм. Давайте сегодня о нем. 
    Тук-тук, тук-тук…. Мягкие, приглушенные звуки из-за грудины шепчут нам: жив- жив… Все закручивается вокруг этого чуда. Но стоит оборваться этой бесконечной пульсации, как темнота и холод празднуют победу.
    В истории с Иверским женским монастырем это произошло в 1927 году. Да, сначала его закрыли. Разогнали монахинь, прекратили хозяйственную деятельность. Это было раньше. Не удовлетворившись совершенным, отправили несколько подвод за динамитом. И не разверзлось небо, не отсохла рука, поджигающая фитиль. Молча смотрели с икон, сброшенных в кучу, святые, обрекая нас на вековое наказание.
    Ну вот, почти сто лет забвения и запустения пролетели. Над изменившимся до неузнаваемости «монастырем» просветлело небо. 10 ноября 1999 года Попечительским советом было принято решение о восстановлении Выксунского женского монастыря. Первый, самый трудный шаг сделан. И вот уже почти два десятка лет наш Иверский монастырь меняется. Конечно же, в лучшую сторону. Да не оскудеет рука дающего.
  Только, почему-то не слышно этих волшебных звуков: тук-тук, тук-тук…Сердечко не запустилось? Или заглушены они скрипом административных епархиальных шестеренок, стройкой, отделкой, наверное, катастрофической нехваткой средств. Здесь же и духовное училище. Все это на достаточно небольшой территории, намертво сросшейся с жилым районом. А посему- граница. Красивый, двухметровой высоты металлический забор. Между кем и кем? Все это глушит звуки сердечного ритма. Если он есть. Пока- тишина.
 Что делать? Для начала определиться с сердцем и, соответственно, с душой. Было ли все это и куда делось? Почему иезуитски избирательная человеческая память обошла сей вопрос?
 Про лестницу. Вы никогда не пробовали начинать строить ее с верхней ступени. Получится? Сомневаюсь. Вот и здесь, ухватившись за большие, дающие звук фанфар, проекты: придел к Троицкому храму, сам храм, сквер Варнавы, Успенский храм, да долго перечислять, забыли о главном. Нигде не слышно о начале. Позвольте, все-таки, напомнить, что монастырь наш именуется в честь Иверской божьей матери. Или это стало табличкой на заборе, надписью на карте? А ведь получилось. У тех, кто в 1927 году закладывал взрывчатку, устанавливал фототехнику для фиксации процессов. Взрывной волной напрочь вынесло из наших голов основную часть истории строительства монастыря, его одухотворения.
   К моменту подрыва в монастыре имелось три храма. Иверский, Троицкий, Успенский. Последний бомбить не стали, Троицкий подорвали и бросили, а Иверский исчез. Был разрушен до основания. Простой вопрос: почему? А потому, что били в сердце. Необходимо было уничтожить основу, ось все скрепляющую. Именно оттуда и шли эти волшебные тук-тук, тук-тук…
  Ну и конечно, как всегда, лукавый, выглядывая из-за спины сомневающегося, шипит: докажи…
  Во первых, по месту расположения. Иверский собор был построен практически в центре территории, принадлежащей монастырю. Все последующее строительство закручивается вокруг него. К великому сожалению скудно его описание в книге «Обитель на Выксе», всего-то один абзац.
     «Из храмов обители особенным благолепием отличается Иверский соборный храм. По своей внешней форме он представляет собою продолговатый крест. Этот храм отстроен в 1877 году и освящен в честь иконы Иверской Божией Матери. При нем два придела; правый во имя святителя Василия Великого и преподобной Ксении, левый во имя Святого Николая Чудотворца и преподобного Сергия Радонежского.»
      Из других открытых источников получаем, что построен он был в 1872-1877 году на пожертвования, главным образом, московских и петербургских купцов и дворян Г.Ф.Шустова, Н. А. Журавлева, А.И.Решетникова, и В.Н. Муравьева- будущего преподобного Серафима Вырицкого. Возведен он был 5-главым с пещерной, то есть подземной, церковью. Не все, видите-ли, так просто.
    На этих предыдущих двух абзацах информация не обрывается. Что значит «Иверский соборный храм»? Соборный- это главный храм монастыря. Ну, а подземная, пещерная его часть уводит нас к Гефсиманскому скиту Троице-Сергиевой лавры и устроителю выксунской обители Василию Ильичу Меркулову в монашестве Варнаве. С начала семидесятых годов XIX века он селится в Гефсиманском скиту и становится одним из ярких представителей российского старчества. Скит приобретает особую славу. Для беседы с ним в скит со всей страны съезжаются те, кто жаждет Божьей правды.
   Василий Ильич Меркулов, отчасти, при устройстве выксунской обители решил повторить историю Гефсиманского скита и его пещерных храмов. Дело в том, что пещеры эти там обязаны своим появлением блаженному юродивому Филиппушке, в миру Филипп Хорев, в монашестве Филарет, в схиме опять Филипп. Он поселился при ските в 1847 году и основал Пещерное отделение наподобие пещер Киево-Печерской лавры.
  Как сказал митрополит Московский и Коломенский святой Филарет (Дроздов): «Господь да просветит ищущих его во тьме пещерной».
  Уникальный, для нашей местности храм получился. Действительно сердце и душа монастыря. Легенда о его разрушении рассказывает нам о том, что несколько монахинь перед взрывом отказались покидать подземную часть собора и были погребены там заживо.
 Сразу же хочется оговориться, что информация о том, что монастырь построен на болотистой почве и монашки были вынуждены постоянно откачивать из подвалов  воду, не соответствует действительности. Наоборот, до строительства артезианского колодца насельницы испытывали дефицит воды, о чем и печалились Варнаве. И еще, перед началом возведения Троицкого храма к августу 1895 года относятся исследования грунта на месте предполагаемого строительства. В пояснительной записке к проекту указано, что «грунт- хорошая глина; при рытье проб на глубину до пяти аршин в трех местах грунт одинаков.»  К чему это я?  Сровняв с поверхностью земли Иверский храм, были ли уничтожены пещеры? Или обрушившаяся кирпичная масса наглухо закрыла доступ к подземным помещениям и они остались нетронутыми? Груды кирпича сверху убрали. Часть использовали для нового строительства. О том, что углубляться ниже поверхности земли не стали, говорит отсутствие котлована, который был бы обязан возникнуть на месте проведения подобных работ.
   А может быть там, никем не услышанный сегодня и теплится этот звук: тук-тук, тук-тук… Сердце и душа монастыря погребены заживо. Что делать? Подключить еще одну составляющую- память. Расчистить место на котором находился Иверский соборный храм, это некое подобие сквера между трапезным корпусом и Троицким собором. При отсутствии возможности углубиться и поискать, увековечить память нормальным мемориалом, в назидание потомкам, заменив скромные деревянные крестики.
   Может быть после этого и начнут разрешаться неодолимые на сегодня проблемы ?
                                                                                                                                                                 В.Королев

ВЫКСА. ДВИЖЕНИЕ ВВЕРХ.

 Хочу поблагодарить Управление культуры городского округа город Выкса Нижегородской области за создание новой формы работы с жителями района – округа в период Новогодних праздников. Создать бесплатно новый квест и воплотить его в жизнь, дорогого стоит.
С 28 декабря 2017 года в нашей стране стартовал показ российской спортивной драмы «Движение вверх». В период новогодних каникул этот фильм посмотрели миллионы зрителей.   Естественно, что и многие выксунцы хотели бы приобщиться. И вот здесь БИНГО !!!!! Жители Выксы и округа попали в новую управленческокультурную игру-бродилку. Просмотр фильма необходимо совместить с поездкой в близлежащие города, где он демонстрируется. Заодно, по условиям квеста, ознакомиться с культурными достопримечательностями соседей и сравнить городские новогодние украшения.
Что ж, поехали! В Кулебаках билетов не досталось. Фильм, как и ожидалось, пользуется спросом. Смогли пристроиться в округе Муром, в зале ДК Вербовский. Кстати, неплохой ДК, неплохой зал. Никто не жрал попкорн. Фильм очень понравился. Вернувшись домой обнаружили, что китайские лампочки-фонарики развешенные по улицам Выксы горят не так ярко. ДК Лепсе в афишах показ этого фильма даже не планирует. А хотелось бы сходить еще и с внуками. Очередной всплеск культурной активности, согласно рваной афиши,  планируется на 12 февраля. Балет.
 Не хочу ставить никому оценок. Все и так понятно. Отсутствие заводских праздников напрочь стирает активность городских чиновников.
 Тем не менее. Всех с Новым Годом! Всех с Рождеством! Всем здоровья и удачи.
09.01.2018                                                                                  Владимир Королев.
        Солнце, уходящее за горизонт, делало огромную поляну совершенно красной. Трава, под дуновением легкого ветра, перекатывалась и переливалась, меняя неестественные кровяные оттенки. Неспешно переступая копытами, изредка поднимая головы от сочного разнотравья, два единорога отбрасывали, становившиеся все длиннее, черные тени. Ах, как это смотрелось! Розовые, в заходящем солнце, мощные животные. На самом деле, конечно, они белоснежные и окрас им меняет уходящее светило. Картину, учитывая персонажей, можно бы назвать Сказочный покой. Но, все как всегда…
      У речки зашуршал камыш. Между закачавшимися кустами поднялась и блеснула человечья отполированная голова. Отблеск от нее был настолько мощен, что заставил насторожиться пасшихся животных. Хозяйский полушепот- полувыдох из-за спины высунувшегося, заставил его присесть. Всполохи отраженного сияния  пропали. Единороги успокоились.
     Крайняя часть солнечной тарелки опустилась за горизонт. Золотобагряные оттенки исчезли. И, в этот момент, шелест, змеиное шипение раскручивающейся веревки с петлей на конце, заставило мирно пасшихся сказочных лошадок дернуться. Поздно! Бросок был точен. Петля затянулась на шее животного, заставив его сопротивляться во всю силу. Ну, да куда там… Мешок с прорезью для рога ослепил его и заставил через какое-то время успокоиться. Копыта опутали веревками. Второй единорог, тот, что покрупнее, сбежал в сторону гор. Да и не нужен он был. Целью была одна особь, а она спокойно стояла с мешком на голове и стреноженными копытами. Охота удалась. Или кража?
     Поляна сказочная. Претензии могут быть только от сказочных персонажей, на которые можно плюнуть и не обращать внимание. Ну и по традиции… Костерок. Выпивка-закуска. Дежурство, на всякий случай, по очереди. Охотничьи истории. Утро.
    И вот тут лысый, который бросал веревку и заарканил единорога, был бит. Не за то, что вывел охотничью бригаду на поляну, не за точный бросок… Когда рассвело, конокрады увидели, что стреножили ущербный экземпляр. В сумерках не рассмотрели, что достался им некий мутант единорожьего рода. Явно его сказочная мамаша пошалила с таким же сказочным, а может и нет, ослом.  Копыта, хвост и борода были явно не лошадиные. Кто-то из охотников крикнул: Дьявол начудил… Это предположение добавило синяков на боках лысого.
  Ну, да делать нечего, потащили плененного мутанта в родные места, что бы сделать из него герб, и тем самым, прославиться навечно. 
   Такая вот, толи сказка, толи быль. Зачем? Народная мудрость, о которой сейчас стараются не вспоминать, говорит нам о том, что «написанное пером- невозможно вырубить топором». То есть, однажды занесенное на бумагу, напечатанное, размещенное в сети интернет через много лет добавит штрихи к портрету или описываемому событию. И вот тут можно относиться к этому совершенно по разному. Забить или проникнуться. Каждый, здоровый на голову индивид, старается оставить о себе безупречную память, хотя бы в глазах и умах своих близких, детей, внуков, а затем правнуков и представителей следующих поколений.  Спрятаться за официальными документами и публикациями в подконтрольной прессе в наш информационно развитый век уже не получится. И, если сегодня на что-то имеется две точки зрения, то они останутся во времени со всеми текущими современными нюансами. Через два, три десятка лет вылезет информация о том кто украл, сколько, кто прикрыл, почему не построили, почему у народа не спросили, как это было положено по закону. Самое плохое, что разбираться в этом и апеллировать  к прошлому, то есть сегодняшнему, обречены, как я уже написал, наши дети и внуки.
      Почему герб Выксы, как две капли воды, похож на другой, чужой, куда делся Досчатинский пруд, кто там копал мегатоннами песок, почему на месте Верхнего- болото? Эти вопросы уже сейчас имеют совершенно конкретные ответы. Вслух это только стараются не произносить. Испуганные страусы. Головы в песке, а все остальное…
     Да что далеко ходить. Административно-заводская хронология начала выксунского Баташевско- металлургического периода уже ничего кроме болезненного смеха не вызывает. Тем не менее нам продолжают агрессивно навязывать неверную версию от ОМК-ВМЗ. Плакаты, празднование юбилеев, логотипы на футболках и бейсболках. Администрация округа, вытянувшись во фрунт, фальшиво подпевает, размещая ложные даты в Википедии, справочных материалах о моногородах и т.д., и т.п. О том, что при этом разрушается сознание подрастающего поколения, прививается отвращение к краеведению, а затем и истории Родины никто почему-то не думает.
    Я совершенно не рассчитывал, что после выхода книги «Инъекции №2» что-то изменится. Давно живу. Поэтому и название такое, медицинское. Она не рассчитана на мгновенный эффект. Тем более, глава о житье-бытье на месте нынешней Выксы ушедших и потерянных во времени поколениях. Потерянных. Нехорошее слово. И никто не собирается найти своих предков в этом утраченном людском море, довольствуясь версией о свезенной к заводам с разных мест, людской массе. Некое баташевское микширование, стершее фамильные признаки ранее проживавших здесь мерян, мордвы, славян, мещеры, муромы.
    В любом случае маятник качнется. Сейчас его усиленно оттягивают в сторону, где стопкой сложены банкноты. Материальный ресурс позволяет купить, заставить, поменять убеждения на толерантность изложения. До крайней точки он, маятник, видимо, еще не дошел. Но когда-то, зависнув на мгновение, он начнет двигаться в обратную сторону. И что тогда? Как это бывало не раз, станет востребованным написанное пером сегодня. Вопрос! Как будут смотреться те, кто сейчас пытается замедлить движение маятника, остановив его в крайней точке? Поэтому, для того, чтобы начать и ускорить его движение нужно повторять и повторять ссылки на правильные факты, искать и публиковать новые, спорить и доказывать по уже состоявшимся, фиксировать текущее и недавно ушедшее. Война? Где-то и да… Некие безумные проекты бессистемно перемешивающие современных недогероев с историческими персонажами достойными прославления, хотелось бы отправить на растопку. Это, конечно, мое мнение, а может быть кому-то и нравится.
    1 июня 2016 года распахнулись двери библиотеки Отчий край. Представители выксунской епархии, отдела культуры администрации округа, краеведы… Доклад мой слушали очень внимательно. Вопросов не задавали по одной простой причине. Не в теме. Историческим периодом, о котором велся рассказ, никто серьезно не занимался, поэтому высказаться можно было только общими фразами. Что и произошло. Тем не менее, новость облетела все местные СМИ. Рекордсменом по скорости опубликования стал сайт Нижегородской митрополии. Казалось бы вот оно, начинается новый этап в краеведении, да и затем в истории моего родного города. Обрушившаяся затем тишина не поразила, и даже не сильно удивила. Ведь все произошло по инициативе автора одиночки, а не после заката солнца с веревкой, мешком и группой заинтересованных товарищей.
     А рассказал я присутствовавшим о следующем. Эта  история, изрядно перевернула Выксунскую хронологию. Началось все, как обычно, с посиделок и разговоров до утра. Приехал из Минска мой хороший товарищ, истинный Выксунец, поклонник творчества Носовского и Фоменко. Так вот, в одном из их трудов он обнаружил сведения о Выксе и монастыре периода самого начала XVII века. Конечно же, возник спор, вылившийся в дальнейшую переписку. Вот его письмо.
  «Привет Владимир! Очень рад, что ты помнишь наш разговор о Выксе и тем более, что мои доводы как видно дали первые всходы. Я уверен, что ты разберешься в этом запутанном деле. Новой информации у меня, к сожалению, нет. Но я попробую дать тебе источники, которые нашел.
   В книге «Новая хронология Руси» Издательство Факториал Москва – 1998  читаю на стр.193: «… оказывается еще и раньше, до бегства в Литву, Дмитрий тайно встречался со своей матерью Марией Нагой в монастыре на Выксе. Об этом говорит известная летопись «Иное сказание». Дальше Г.В. Носовский и А.Т.Фоменко дают ссылку на книгу Скрынникова Р.Г. Борис Годунов – М.Наука 1983г. Я нашел эту книгу. На странице 159 читаю:
    «Долгое время свидетельству «Сказания о расстриге» (очевидно Скрынников так называет «Иное сказание») не придавали большого значения. Источник не воспринимали всерьез из-за обилия в нем недостоверных деталей…» Далее Скрынников говорит что: «Уникальные подробности, почерпнутые из этого сложного источника, разумеется, можно использовать лишь после всесторонней проверки». И далее: «Совсем фантастичен его рассказ (речь идет об авторе «сказания») о посещении Отрепьевым царицы Марии Нагой в монастыре на Выксе».
   Таким образом, автор сказания за 100 лет угадал появление и монастыря, и то, что он будет женский, и то, что будет место, которое будут называть Выкса. Такое вот обилие «недостоверных» деталей получается».
   Такое вот письмо. История Марии Нагой, последней жены Ивана Грозного чуть позже, а вот «монастырь на Выксе»- это требует немедленного изучения.
   Краевед Л. Шестеров в  третьем выпуске альманаха Приокская глубинка, в статье «Преданья старины глубокой» пишет: «…Несомненно, что дополнительным основанием к этому послужило действительное существование в Выксунских лесах глухого, лесного монастыря, возникшего еще в добаташевское время. Но он располагался по речке Велетьме чуть выше (по течению) современного поселка Велетьма, а не за Вилей. Таковы народные предания и их исторические предпосылки.
К сожалению, неизвестно, кто, где, когда и от кого первый записал эти народные сказания. Во всяком случае, они фигурируют почти во всех воспоминаниях выксунских краеведов прошлого: А.Ф. Зыкина, В.П. Порхачева, Н.П. Соколова, Н.П. Голованова и др. Вероятнее всего, это первые выксунские краеведы и любители старины были и первыми их летописцами».
     Скрынников, Носовский, Фоменко, выксунские краеведы прошлого, нет, не утверждают, а ставят перед нами факт наличия на Выксунской земле не много не мало, а старинного монастыря. 
     А до этого я «шерстил» старинные карты. Попалась мне карта составленная иноземцами в 1706 году.
(без названия)
Обращаю ваше внимание на то, что на правом берегу Оки, в районе между Ляхами и Муромом отмечено нечто значком в виде церкви и имеется надпись на латыне «Pretsisto Resensko». Долго кипел мой мозг по этому поводу. Пока не наткнулся в своих поисках на творение Адама Олеария.
    Адам Олеарий жил в 1599-1671 годах— известный немецкий путешественник, географ, ориенталист, историк, математик и физик. Является конструктором и куратором создания с 1654 по 1664 года Готторпского глобуса. Будучи секретарём посольства, посланного шлезвиг-голштинским герцогом Фридрихом III к персидскому шаху, записал и опубликовал свои заметки, собранные во время путешествия. Так вот, сей персонаж, двигаясь вниз по течению Оки в 1636-1640 г, описал следующим образом участок от деревни Ляхи до города Мурома. «9 того же месяца встретили мы церковь Воскресенья, в 10 верстах. Местность эта называется обыкновенно Воскресенской Мелью. Далее следовали большая деревня Ляхи, в 5 верстах (она принадлежит государственному советнику князю Борису Михайловичу Лыкову), и монастырь Пречистой Рязанской в 10 верстах. Затем мы приехали к городу Мурому населенному русскими и татарами. Здесь начало поселений мордовских татар, которые все покорны великому князю. Так как в городе имеется рынок, то мы послали своих толмачей, чтобы они закупали нам свежей провизии».
        В подлиннике книги Олеарием дается привязка к берегам, на которых находятся описываемые объекты. Так вот, монастырь Пречистой Рязанской (Pretsisto Resensko) находится в 10 верстах от правого берега, то есть на нашем, Выксунском берегу. Верста́ — русская единица измерения расстояния, равная пятистам саженям или тысяче пятистам аршинам (что соответствует нынешним 1066,8 метра, до реформы XVIII века — 1066,781 метра). Ну что ж, откладываем 11 километров от Окской береговой линии.
(без названия)
Примерно на этой линии и располагался монастырь Пречистой Рязанской.
   Так почему же Пречистой Рязанской?
   Основополагающим периодом для Выксунской земли стало образование и распад Муромо-Рязанского княжества. Как следствие этих изменений- некое движение границ, без которых не обходится ни одно объединение или дележ земель и имущества. В связи с этим, об исторических реалиях того времени необходимо подробнее.
       В XI-XII веках на территории княжества возник ряд городских центров в том числе Муром и Рязань.
      Муромская земля, в которую входила большая часть территории Выксунского района,  была присоединена к Древнерусскому государству в третьей четверти X века при киевском князе Святославе Игоревиче. В 1127 князь Ярослав вернулся на муромский стол; с этого времени Муромо-Рязанская земля стала самостоятельным княжеством, в котором утвердились потомки Ярослава (младшая муромская ветвь Святославичей). Все это сопровождалось княжескими распрями, переделами, усобицами, сменой правящих князей, набегами половцев и других кочевников. Уже в начале 1160 Муромское княжество отделилось от Рязанского и к 1164 году попало в вассальную зависимость от владимиро-суздальского князя Андрея Боголюбского.
   Это если быстро. Если подробнее, то милости прошу в «Инъекцию №2». Такой вот короткий период был отведен Муромо-Рязанскому княжеству. Выксунская земля вдоль Оки около сорока лет была в составе этого объединенного княжества, а после его распада граница прошла где-то в районе современного Шиморского. Выше по реке земля Рязанская, ниже Муромская.
    Кстати. Интересна история церкви деревни Шиморское, раннее название Старое Жито. Первый храм был деревянным. Дата его строительства неизвестна. А вот в церковные окладные книги сведения о нем были внесены в 1719 году. Деревенька Старое Жито вымирала. В 1676 году в ней было 17 дворов, а к 1803 осталось восемь, в которых проживало 50 человек. В связи с малолюдьем, деревянную церковь в 1746 году разобрали и перевезли в одно из сел Муромского уезда. А вот сведения о церкви от 1719 года мы находим не в Муромских древних документах, а в окладных книгах Рязанского епископата. То же самое и с церковью в селе Решное. Первичная принадлежность- так же, Рязанский епископат.
     Возвращаемся к картам.  Сначала к карте Менде 1850 года. К той, на которой речки Сержантовка и ее притоки Выкса и Ягодная. Левее от места их слияния над Выксунским прудом  прямоугольный участок земли, выделенный красной линией. Внутри прямоугольника буквы Ц.З.
(без названия)
Ц.З.- это церковные земли. Выделенное место соответствует расположению Выксунского Иверского женского монастыря. Как рассказывают местные церковные служащие: «Место для будущей обители отметил веточкой преподобный Варнава Гефсиманский осенью 1863 года. В 1864 году на этом месте на средства купцов была выстроена богадельня на 12 человек. Община увеличивалась, появлялись новые постройки, и преподобный Варнава прислал Иверскую икону Божией Матери, благословив общине называться Иверской». Все это было, но…
       Давайте наложим на временную линейку пару фактов. Топографическая межевая карта Нижегородской губернии, кусок из которой я привожу в качестве доказательства, составленная под руководством Александра Ивановича Менде жившего в 1800- 1868 годах. Масштаб карты- одна верста в одном дюйме или 420 метров в 1 сантиметре, так называемая верстовка. Так вот, карта была опубликована Императорским Русским географическим обществом в 1850 году.
       А ведь есть еще и межевая карта Ардатовского уезда, составленная в 1778-1797 годах. То есть, в период расцвета строительства Баташевыми заводов на выксунской земле.
(без названия)
Те же церковные земли, на том же месте, но ранее на семьдесят лет.
      Теперь давайте посмотрим биографию Варнавы Гефсиманского инициатора устройства Иверской общины на Выксе. Родился 24 января 1831 года в селе Прудищи Тульской области. Родители Василия, Илья и Дарья Меркуловы, были крепостными крестьянами. 23 декабря 1857 года он становится послушником Гефсиманского скита Троице-Сергиевой лавры, и лишь спустя почти десять лет, в ноябре 1866 года, принимает монашеский постриг под именем Варнава. В 1871 году Варнава рукоположен в иеродиаконы, 10 января 1872-го – в иеромонахи, а еще некоторое время спустя наместник Лавры утвердил его в звании народного духовника Пещер Гефсиманского скита. С этого момента начинается известность Варнавы среди верующих. За его благословением идут паломники из многих уголков России. В свидетельствах современников, с ним общавшихся, содержится много примеров прозорливости старца. В январе 1905 года на исповедь к Варнаве ходил император Николай II.
    Как видите, в 1850 году Варнава был еще Василием Ильичем Меркуловым, и только в 1857 году приходит в монастырь, и после 1872 года становится известным среди верующих и у него появляется возможность принимать какие-то судьбоносные решения.
    Без книги «Обитель на Выксе и ее устроитель преподобный Варнава» составителя С.А. Кельцева 1884 года мы не обойдемся. У послушника Василия Меркулова было два наставника. Схимонах Григорий перед смертью завещал «что им должна быть устроена женская обитель, в местности отдаленной и сплошь зараженной расколом; что обитель эта должна послужить как бы светочем для заблудших чад православной церкви, о чем Сама Царица Небесная попечется и укажет ему место сие и что во имя Ея и должна быть освящена обитель». 2 января 1862 года схимонах Григорий «тихо предал дух свой богу». Другой наставник старец Даниил из Гефсиманской пустыни подтвердил, «что возложенный завет должен он принять с покорностью». Васили Меркулов « не переставая ужасаться возлагаемого на него креста наставничества народного, просил со слезами на глазах его снять с него, вдруг к ужасу своему увидел, что у старца Даниила показалась горлом кровь, и он на руках возлюбленного ученика своего тихо предал дух свой Богу». Случилось это в 1865 году. Опять же после составления карты.
    Так что же это за церковные земли? И снова книга «Обитель на Выксе». «На том самом месте… была лишь голая лесная поляна, а на всем обширном пространстве, прилегающем к ней, рос дремучий, старый лес. Местное народное предание говорит, что на том месте, где ныне стоит обитель, многократно видимы были в ночное время горящие свечи и слышны были таинственные звуки колокольного звона. Местность называлась в народе «святою».
     А вот здесь опять очень интересно. Вернитесь на двадцать строчек назад. «Местность отдаленная и сплошь зараженная расколом». Почему-то народ называл это место по другому, святым. Сложив один и один, мы с вами получаем, что местность была достаточно плотно заселена, население предпочитало старую веру и имело, на описываемое время, свои легенды, то есть какую-то историю проживания на этом месте. Начало церковного раскола уводит нас к 1650 годам. За период с указанной даты до 1864 года,  начала строительства Иверской обители, ситуацию с противоречиями в лоне православной церкви на выксунской земле еще не урегулировали, что и потребовало вмешательства. Причем вмешательства очень масштабного, судя по конечному результату. Монастырь Иверской божьей матери для близлежащих территорий был одним из самых- самых. И по красоте и размерам. И это все ради 4788 крепостных Ивана Родионовича Баташева, указанных в его завещании и их потомков? Кстати, все они были распределены по трем губерниям.   Какая-то ядерная бомба для уничтожения сотни мышей в старом стогу сена. Троицкий храм монастыря был спроектирован и построен с расчетом единовременного присутствия в нем на богослужении 5000 человек, а население Выксы к тому времени, согласно официальным данным, немного превышало восемь. Даже при поверхностном взгляде на ситуацию, понимаешь, что количество проживающих на территории было гораздо больше задействованных в местной металлургии.
      Еще одним доказательством активной жизни в районе речки Выкса служит следующий факт. В Выксе, в районе современного расположения улиц Ризадеевской и Спартака находилось старое заброшенное кладбище, зафиксированное в книге 1884 года «Обитель на Выксе». Вот что пишут о местном юродивом Дмитрие Пивоварове. «Умер 50 лет от роду, 1868 года апреля 5, в уединенной своей келлии, которая находилась на старом, оставленном Выксунском кладбище (между Выксою и обителью), погребен в Иверском монастыре».  А вот что пишет исследователь Выксунской истории и архитектуры А.И. Давыдов в статье «Церковь Рождества Богородицы в городе Выксе Нижегородской области»: «Возникновение второго каменного храма в Выксе (после усадебной церкви в честь Рождества Христова) связано с существованием кладбища, располагавшимся с конца XVIII века между жилыми слободами Среднего и Верхнего Выксунских заводов. (Ранее, по сведениям краеведа В.П. Порхачева, кладбище находилось в районе современной улицы Ризадеевской). Рукопись краеведческих записок В.П. Порхачева находится в фондах музея Выксунского металлургического завода».
       Вот и краеведы прошлого указывают нам на наличие старого кладбища, которым, почему-то не стали пользоваться новые «баташевские» выксунцы, предпочтя другое место, а вернее два. Одно, около Христорождественской церкви, второе от него в двух верстах, у Среднего завода, где позднее была построена кладбищенская церковь. А объяснение-то, пожалуй, одно. Церковный раскол. Кладбище старого поселения у речки Выксы оказалось старообрядческим.
       Вообше, конечно, очень интересно. Вы когда-нибудь думали, что проживаете на бывших рязанских землях. Избитая фраза о том, что «Баташевы начали строительство на землях новокрещеной мордвы» напрочь вытравила какую-либо активность в поиске истины. А ведь здесь можно и о фирменном стиле заводчика Андрея Баташева поговорить. Строительство крупного производства с имением в Гусе Железном на границе Рязанской и Владимирской волостей показало некие плюсы от административной неразберихи между управленцами уездов. Прием был повторен на Выксе. Посмотрите на старые карты. Часть Выксы и прилегающих земель во Владимирской волости, часть в Нижегородской, часть в Тамбовской. Волостная принадлежность менялась, а границы оставались на своих местах. Мордовские земли, о которых нам так настойчиво, ушли в подчинение Нижнего Новгорода, рязанские, развалившись надвое, под власть Владимира и Рязани. Позднее побывали под Тамбовским правлением. И, в результате, почти все правобережье Оки в нашей местности стало Нижегородским.
      В связи с вышеизложенным возникает резонный вопрос. Почему при почти одновременном строительстве заводов на Выксе и на Велетьме импульс к развитию получила выксунская площадка, если по новомодному? И еще один вдогонку.   Почему освоение и строительство началось с речки Выксы, а не с протекающей рядышком Железницы, до настоящего времени имеющей больший потенциал? Ответ прост. Выкса стала центром по причине обжитости территории, намолености местности, сложившейся логистической структуре. Дорожки, тропинки, колодцы, в конце концов. Земля, разработанная за несколько веков для огородничества и выращивания хлеба. Булки из Мурома простому люду не возили. Всего этого не было не на Велетьме, не вдоль Железницы. Там земли необходимо было осваивать «с нуля». Рубить, корчевать, выжигать, пахать. Или обеспечивать подвоз продуктов из других территорий, что сильно затратно.       
       Исходя из этого, учитывая, что Православная церковь всегда очень бережливо и заботливо относилась к своему имуществу, в том числе и к землям, не смотря на возникшие в семнадцатом веке разногласия,  вывод напрашивается сам собой.  Земля, обведенная красной чертой на карте 1850 года, когда-то была выделена под монастырь Пречистой Рязанской. Там он и находился до начала XVIII века. Прикончил его церковный раскол и реформы Петра I.   
       Безусловно, что очагами духовной жизни русского народа были монастыри. Православный народ верит, что молитвами спасающихся в них подвижников стоит Русская земля. Петр I настойчиво требовал от монастырей иных, более зримых "польз" и "прибылей" и этими своими требованиями расстраивал монастырскую жизнь. Монахов царь считал людьми, "чужые труды поядающими", он стремился оттеснить монашество на задворки национальной жизни, сократить число обителей и их насельников.
      Совершенно объяснимо и название старого монастыря. Пречистой Рязанской Божьей матери. Как еще могли авторы-организаторы строительства, находящиеся в Рязани, назвать возводимый на границе подконтрольной территории объект?
    Интересна сама по себе история Рязанской православной кафедры. Распространение и утверждение церкви в этом краю получило новую силу со времени отделения Муромо-Рязанской области от Чернигова в епархиальном отношении, в 1198 году. Кафедра в Рязани была учреждена 26 сентября 1198 года и возглавил ее первый  епископ Арсений с титулом Рязанский и Муромский. Как пишет В.Н.Татищев Арсений рукоположен во епископа из игуменов некого монастыря.   
       Ко времени татарского нашествия в Рязани и Рязанском княжестве было уже несколько монастырей, но сведения о них не сохранились. Точные сведения имеются о двух. Это Ольгов  и Богословский. По данным, опубликованным в переиздании «Истории Русской Церкви» митрополита Макария (Булгакова), за период с 988 по 1240 год было основано 116 монастырей, из них 22 монастыря были женскими. В монгольский период из основанных 276 монастырей 37 было женских. Положительным моментом стало то, что от платежа тяжелой татарской дани было избавлено все русское духовенство с церковными людьми. Обращаю ваше внимание: с церковными людьми. Нужно отметить, что татары относились с веротерпимостью ко всем религиям, и русская православная церковь не терпела от ханов особых притеснений, даже наоборот, русские митрополиты получали от них особые грамоты-«ярлыки», которыми обеспечивались права и привилегии духовенства и неприкосновенность церковных имуществ. Церковь стала той силой, которая сохраняла и воспитывала не только религиозное, но и национальное единство русского «хрестьянства».
    Тем не менее, в начале XIII века христианство еще не успело проникнуть вглубь мещерских и мордовских лесов, разумеется, за исключением городов и их ближайших окрестностей. Ну, а что с этими самыми городами и окрестностями? По списку русских городов конца XIV - начала XV веков в Рязанской земле насчитывалось значительное число городских поселений, но все эти населённые места были, по-видимому, просто укрепленными пунктами с незначительным городским населением. Во всей Рязанской земле можно указать четыре города с более или менее многочисленным населением - Старая Рязань, Муром, Пронск и Переяславль Рязанский. Татаро-монгольское иго послужило неким катализатором процесса. Стены православных монастырей давали не только веру, но и защиту. Народ потянулся к этим «центрам». И мещера и мордва.
       Наибольшего могущества Рязанское княжество достигло при князе Олеге Ивановиче который правил с 1350 по 1402 год. При нем княжество начало чеканить свою монету. А раз «могуче и богато», то появляется возможность строительства монастырей, церквей. Заметьте, построить скит или церковь и монастырь, который впоследствии будет зафиксирован на иноземной карте, стоит разных денег. 
     До 1722 года и Рязанскую и Муромскую земли, соответственно и нашу выксунскую, окармляли рязанские епископы. Затем была создана Владимиро-Муромская епархия, существовавшая параллельно с Суздальской. Но это уже другой разговор, другие карты и их описания.
      Как-то я задал своему другу, интересующемуся историей Выксы, простой вопрос. Какое условие необходимо для сохранения неизменным названия небольшой речки, по сути ручья, на протяжении около тысячи лет? Ответ последовал незамедлительно. Наличие постоянного жилья на берегах речки или водоема делает название этого объекта практически бессмертным, пока там теплится жизнь, происходит смена человеческих поколений. Оспорить это ну очень трудно. То же самое и с поляной «звавшейся в народе святой». Принимаем это как аксиому.
     И вот уже Выксунская история наполняется совершенно другими красками. Более тысячи лет назад меряне назвали речку Выксой и поселились где-то рядом, на ее берегах. Сменялись поколения. Земля эта стала частью Муромо-Рязанского княжества. Постепенная славянизация Рязанского края тесно была связана с успехами христианства. Эти два явления шли постоянно рука об руку и в наших местах, и в отдаленных концах древней Руси, взаимною помощью облегчая свое движение. Можно заметить, что успехи христианства совершались здесь тихо, медленно, без особенной борьбы. Рязанское управление и влияние на нашу землю выразилось, в том числе, в  создании на ней монастыря Пречистой Рязанской.